Вы здесь

Ё - разведка как основа "цифровой дипломатии"

     Широкое применение новых информационных и коммуникационных технологий является необратимой тенденцией мирового развития и научно-технической революции. Глобальная информационная сеть (Интернет) всё масштабнее и активнее используется участниками вооружённых конфликтов и геополитического противостояния. Являясь коммуникационным каналом, она предоставляет широкий спектр возможностей по оказанию влияния на формирование общественного мнения, а также на процесс принятия политических и экономических решений.

Всё чаще используется такое понятие, как «мягкая сила», под которой понимается комплекс инструментов и методов достижения внешнеполитических целей без применения оружия - за счёт информационных и иных невоенных рычагов воздействия. Все эти методы часто используются, чтобы провоцировать экстремистские выступления, манипулировать общественным сознанием, вмешиваться во внутреннюю политику суверенных государств.

     Значимую роль социальных сетей в организации череды массовых протестных акций и государственных переворотов в странах Северной Африки и Ближнего Востока 2011 года, отмечают многие аналитики и специалисты в области кибербезопасности. Сценарий «Арабской весны» начался именно с Wikileaks - сайта с политическим компроматом, где появились материалы на руководство Туниса, и продолжился в Facebook.
     В Египте значение сервиса микроблогов Twitter и социальной сети Facebook проявилось особенно заметно - они фактически сыграли роль организаторов восстания, в то время как персонифицированного руководства у протестующих не было. В течение нескольких дней, предшествующих началу массовых выступлений, в египетских секторах этих сервисов наблюдалась очень высокая активность, стали неожиданно появляться многочисленные протестные группы, сама дата восстания 25 января определилась тоже на первый взгляд спонтанно.

     Реакция государственных структур была незамедлительной - уже на второй день массовых беспорядков были блокированы социальные сети Twitter и Facebook, а также сайты и сервисы компании Google. Однако египетские оппозиционеры находили способы преодолевать запреты. После блокировки сайта Twitter и его приложений они продолжали оставлять в нём записи при помощи сторонних приложений, не обращающихся к серверу напрямую. Поддержку участникам беспорядков оказывала и неофициальная часть сетевого сообщества.

     Интернет в Египте оставался отключённым в течение шести дней, а несколько месяцев спустя социальной сетью Facebook воспользовался с политическими целями уже премьер-министр страны Исам Шариф - он устроил голосование в сети, кого назначить новыми министрами.
Распространение протестных настроений через социальные сети коснулись не только участников «арабской весны». На территории стран СНГ также наблюдается использование этих технологий.
     Так, 10 декабря 2011 года, в Международный день защиты прав человека, перед зданием посольства России в Ереване прошла акция протеста под лозунгом «Свободные граждане за свободных граждан» в поддержку митингующих в Москве. Акция была организована при помощи распространения информации через Facebook, где инициаторы выразили возмущение по поводу арестов оппозиционных деятелей в ходе массовых мероприятий в Москве.
     В свою очередь узбекские государственные структуры начинали привлекать специалистов для создания зеркальных сайтов заблокированных в стране зарубежных изданий, чтобы собирать информацию об их пользователях.

     Информационная война, которую вели западные СМИ в связи с агрессией против Южной Осетии, прямо демонстрирует активное участие американских и британских СМИ. В материалах CNN, BBC и ряда других каналов доминировали антироссийские материалы. В США, Великобритании и некоторых других странах усилились попытки негативного формирования образа России. Так, британский телеканал «Sky News» показал в новостном выпуске 8 августа 2008 года видеосюжет об обстреле сёл Южной Осетии и столицы республики Цхинвала грузинской артиллерией, сопроводив его сообщениями, что «Россия ведет обстрел территорий Южной Осетии, входящей в состав Грузии».
     Угроза воздействия на внутриполитическую ситуацию посредством интернет-медиа  для стран СНГ приобрела стратегический характер, что ставит в повестку дня вопрос о контроле за использованием социальных сетей, чтобы не допустить повторения массовых беспорядков по сценарию Туниса и Египта.
Особое внимание эксперты в области кибербезопасности уделяют фактору «теневого Интернета», о котором в июне 2011 года писала американская пресса. Тогда стало известно, что Госдепартамент США вложил более 50 млн. долларов в разработку «альтернативной сети». Она создается для проникновения в те страны, где власти блокируют Интернет, пытаясь остановить массовые протесты, координируемые через социальные сети.

     Применение социальных медиа в качестве инструмента дипломатии прямо предусмотрено документами государственного департамента США, в частности Стратегическим планом использования информационных технологий на 2011-2013 годы. Этим же планом предусмотрены некоторые технические меры, направленные на повышение эффективности  работы загранучреждений США с цифровыми ресурсами (создание межведомственной платформы обмена данными Foreign Affairs Network (FAN), внедрение «облачных» технологий и т.д.).
     В директиве министерства обороны США О-3600.01 «Информационные операции», которая является одним из основополагающих документов в сфере информационно-психологической войны, среди основных видов информационных операций указаны «связь с общественностью», «гражданско-военные операции» и «содействие публичной дипломатии со стороны министерства обороны».
     В доктрине информационных операций сухопутных войск США FM 3-13 описывается тактика наступательных и оборонительных операций на территориях иностранных государств.
     Согласно директиве министерства обороны США DODD 3600, в приоритетном порядке Пентагоном финансируются программы создания непосредственно для участников боевых действий автоматизированных систем боевого управления (АСБУ), связи, разведки, информационного и навигационного обеспечения, опытные образцы которых прошли проверку в ходе военных операций на Балканах, Ираке и Ливии.

     Особое место в «продвижении демократии» посредством «цветных революций» занимает формально независимое правительственное Агентство международного развития США (U.S.Agency for International Development - USAID), деятельность которого ориентирована на «распространение демократии» и «консолидацию демократических режимов в мире». Кроме USAID, существует множество неправительственных организаций (НПО), которые аккумулируют огромные средства, выделяемые Конгрессом и госдепартаментом США для создания форпостов американского влияния в иностранных государствах.
      К таким НПО относятся, в частности, Национальный демократический институт, Международный республиканский институт, Международный фонд электоральных систем, Институт «Открытого общества», «Freedom House», фонд Джорджа Сороса. Именно через такие организации производится финансирование переворотов при помощи разветвлённой коррупционной сети, включающую бизнесменов, правительственных чиновников, подкармливаемый «альтернативный» журналистский корпус.

     Анализ текущей обстановки в Центрально-Азиатском регионе показывает, что в регионе сложились достаточно благоприятные условия для применения Западом современных схем информационного воздействия по типу сценариев, ранее отработанных в Северной Африке и на Ближнем Востоке.
К таким условиям ряд экспертов относят уязвимость внутриполитических конструкций, замкнутых на одного лидера, внедрённые при участии западных СМИ в общественное сознание слухи о семейно-клановом контроле над прибыльными секторами экономики, сильная социальная дифференциация, высокий уровень бедности, большие темпы роста населения, что ведёт к преобладанию молодёжи (более половины жителей Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана составляют молодые люди в возрасте до 25 лет).
Наконец, главное - возрастающая роль Интернета и современных средств коммуникации в этом регионе.
В целом все это создаёт благоприятный фон для применения Западом новых форм информационного воздействия («цифровой дипломатии») на население Центрально-Азиатского региона в своих стратегических интересах. Это происходит на практике.

Александр КРИКУНОВ, заместитель директора Центра анализа террористических угроз и конфликтов низкой интенсивности

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.8 (5 оценки)