Вы здесь

24 октября - День Спецназа (поздравление)

Разведчиков специального назначения в нашей армии немного, по численности не наберется и одного процента от общего состава. Тем не менее у них есть свой, утвержденный министром обороны профессиональный праздник. И это совершенно оправданно.

Символом разведки ГРУ стала сова, эта умная ночная охотница красуется нынче на шевронах спецназовцев. Как охотятся за врагами они сами, пишут мало, потому что специальная разведка и широкая гласность — вещи несовместимые. Однако когда мы слышим об очередной успешной операции федеральных сил в горных районах, с большой долей вероятности можно предположить, что это сработал именно спецназ ГРУ.

Эти разведчасти были созданы в 1950 году и сразу стали настолько засекречены, что о их существовании знали редкие посвященные. И лишь война в Афганистане сняла покров тайны. Тем не менее и по сей день о роли советских рэмбо в далеких горах больше легенд, чем правды. Но их реальные дела впечатляют не меньше, чем киношные сказки.

Сегодня можно сказать, что всю территорию Афганистана контролировали две бригады специального назначения ГРУ - 15-я и 22-я.
15-я, к примеру, отвечала за территорию, в несколько раз превышающую площадь Чечни. За три года перед выводом наших войск из ДРА эта бригада потеряла убитыми 140 солдат и офицеров. При этом ее бойцы уничтожили и взяли в плен около 9 тысяч вооруженных боевиков-душманов, захватили десятки тонн вооружения, боеприпасов и взрывчатых веществ.

Сейчас в том же примерно районе сидит контингент американских «профи». Они лишь охраняют свои базы и не ведут поиска и перехвата вражеских караванов в горно-пустынной местности. Однако за полтора года янки потеряли убитыми и ранеными больше профессиональных «дубленых загривков», чем когда-то погибло в Афганистане наших разведчиков, не вылезавших из боев более трех лет. «Зеленые береты» в приватных беседах с российскими коллегами признаются, что их потери в ходе контртеррористической операции на Ближнем и Среднем Востоке по своим темпам превышают те, которые нес советский спецназ в Афганистане. Ну и где же настоящие профессионалы?

Понятно, что задача 42-й МСД в Чечне, наверное, не гоняться за боевиками по горам, а своим присутствием стабилизировать ситуацию в регионе всего Северного Кавказа. Так ведь ситуация не стабилизируется, и даже Грозный, как показали события августа, дивизией контрактников, именуемых в просторечии «контрабасами», отнюдь не прикрыт. Может быть, имеет смысл те огромные деньги, которые тратятся для содержания в Чечне одной полнокровной и малоэффективной «пехотной» дивизии, распределять более разумно?

Спецназовцы ГРУ на протяжении почти четверти века демонстрируют, как именно надо воевать с иррегулярными вооруженными формированиями (душманами, боевиками-ваххабитами, просто отмороженными бандами абреков), но весь их труд по достоинству, похоже, так и не оценен. Разведчики по всем показателям элитные, но вовсе не относятся к какой-то «элитной спецслужбе», сотрудники которой купаются в деньгах. Финансовое довольствие у них чисто армейское, с минимальными надбавками. А если сравнивать с частями, переведенными на контракт, то ситуация просто смешная.

Между тем во всех странах мира спецназ находится в привилегированном положении. В Турции, например, военнослужащие армейского спецназа, расквартированные в Восточной Анатолии на случай конфликта с курдскими повстанцами, получают жалованье в несколько раз выше, чем в сухопутных войсках. А ведь их сидение не сравнить с настоящей войной в Чечне.

Спецназу не нужна была рекламная шумиха с переводом на контракт, но по всей логике именно эти части надо было в первую очередь перевести на повышенное денежное содержание. А что касается «контрабасов», то не все тут так просто: есть контракт — есть военный «профи». Зачастую хорошо подготовленный девятнадцатилетний солдат-срочник воюет намного лучше отягощенного житейскими проблемами контрактника, которому под тридцать. Умудренные командиры спецназовских бригад никогда не лоббировали отмену призыва в свои части, скорее наоборот. Вот только трудно теперь сказать, кто же будет гоняться за боевиками в горах Чечни с нового года, если, по словам министра обороны, солдатам срочной службы путь туда будет заказан?

Впрочем, спецназ всегда был готов выполнить любую задачу в любое время в любом месте — хоть в Гондурасе, хоть в Гудермесе. И пусть враг не надеется, что зло свое он будет творить безнаказанно.

С праздником, удачных выходов и благополучного возвращения!


По материалам seoatom.ru

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 оценки)