Вы здесь

2007 год. Спецназ в тамбовских лесах

Корреспондент "Российской газеты" Сергей Птичкин - единственный журналист, побывавший на закрытых учениях групп спецназа ГРУ в Тамбовских лесах в 2007 году.

Главная проблема - связь

Скачки на сленге спецназовцев - это соревнования групп спецназа. Впервые они прошли более 30 лет назад. И из года в год проводились по программе, включавшей все этапы действий разведывательно-диверсионной группы, заброшенной в тыл противника.

Война в Чечне внесла некоторые коррективы. К примеру, если раньше спецназовцы искали на территории 200 кв. км командный пункт вражеской группы войск или стартовую площадку "першингов", то теперь ищут базу боевиков-террористов. Введена также сдача норматива по горной подготовке - один из труднейших элементов.

Победить на таких олимпийских играх спецназа ничуть не легче, чем в реальном разведывательном рейде. Не случайно даже во время войны в Афганистане разведчики спецназа считали за честь попасть на скачки, и далеко не всегда первыми были группы, которыми командовали боевые офицеры.

Перед заброской в тыл противника разведчик должен пройти теоретическую подготовку, знание которой проверялось в первые два дня.

Общей бедой для всех оказались связь и медицинская подготовка. И разведчики-призывники, и спецназовцы-контрактники связь со своим центром устанавливали с огромным трудом, тратя на это порой часы, хотя офицеры-профессионалы на показных занятиях делали это за считаные секунды - у нас действительно уникальные радиостанции, не уступающие тем, что есть у заокеанских "зеленых беретов".

Никто не смог грамотно наложить повязку на раненную в бою ногу своего товарища. Увы, но медподготовка у разведчиков традиционно считается чем-то второстепенным, хотя именно от нее иногда зависит жизнь. Ни Афганистан, ни Чечня отношения к медицине не изменили - авось пронесет.

20 км для спецназа - не крюк

После теории начиналась целая неделя настоящих скачек. И можно было ответить на, казалось бы, по-детски бессмысленный вопрос: кто из самых сильных все-таки сильнее?

В соревнованиях принимали участие спецназ ВДВ ("орлы"), армейская разведка ("слоны") и боевые пловцы ВМФ ("киты"). Разведывательно-диверсионные группы десантировались в тыл врага на парашютах. А дальше надо было скрытно пройти 30 км к обозначенной цели по незнакомой местности. Неофициальная эмблема спецназа - летучая мышь, и работать разведчики предпочитают в сумерках. Безопаснее, но сложнее. Потому-то многие группы протопали в ночи по 50 км, зря растратив время и силы.

Переправа через водное препятствие показала, что наши боевые пловцы не только научились плавать (раньше, бывало, и тонули), но и делают это профессионально. А вот интеллигенция спецназа - студенты военной кафедры одного из технических вузов Урала, дружно пошли на дно. Впрочем, утонуть им не дали.

Затем был поиск той самой базы боевиков, выполнение чисто специфических заданий, огневой налет, взятие "языка", допрос его на родном языке (иностранном) и стремительный отход к месту эвакуации.

Завершающий этап - марш-бросок на 10 км с полной боевой выкладкой. С учетом того, что до этого спецназовцы прошли больше ста километров по лесам и болотам, не раз попадали под дождь, марш-бросок традиционно считается самым опасным элементом, потому военные врачи-реаниматологи всегда наготове.

Остаться в живых

Потери разведчиков начались еще при подготовке к заброске в чужой тыл. Командир одной из наиболее подготовленных групп, тренируясь в преодолении горной преграды, поранил ногу и был отправлен в госпиталь. Затем в той же группе солдат-разведчик из-за физического переутомления тоже сошел с дистанции. Группа, действуя в усеченном составе, на каждом этапе показывала едва ли не лучшие результаты, но по условиям соревнований каждый раз получала штрафные очки и в итоге оказалась в середине зачетной таблицы.

У одного из молодых бойцов случился гипертонический криз, другой подвернул ногу на марш-броске, еще один просто потерял сознание от перегрева (хотя в лесу было не так уж и жарко). Благо все остались живы.

Ответить, да и то относительно, на вопрос, кто же сильнее, удалось на завершающем этапе. "Орлов" и "китов" победили "слоны" - курсанты военного института, где готовят разведчиков-спецназовцев. Как сказал начальник соревнований - один из руководителей военной разведки, будущие офицеры уже настоящие профессионалы.

Интересная особенность: впервые в соревнованиях участвовали группы, полностью состоящие из контрактников. По логике именно они должны были всех заткнуть за пояс. Но почти всегда впереди оказывались солдаты-призывники. Команда соединения, организовавшего скачки, шла вне зачета, и фактически она выиграла соревнования, хотя полностью состояла из "рэмбо", которым не исполнилось и 20.

А как у них?

Единственные реальные аналоги нашего спецназа - британский SAS и американские "зеленые береты" с "морскими котиками" в придачу. Подготовка у них намного жестче, чем у российских разведчиков. Как рассказал мне один из офицеров-спецназовцев, бывавший на базах, где готовят кадры для специальной разведки армии США, если бы наши солдатские матери увидели, что делают с курсантами матерые заокеанские сержанты, их бы, наверное, хватил удар. После тренировок новобранцы, случается, кашляют кровью и теряют сознание прямо на учебном поле. Отсев огромный, зато в строй становятся настоящие бойцы.

В конце прошлого века впервые удалось организовать соревнования, в которых наряду с нашими спецназовцами участвовали американские боевые пловцы и группа "зеленых беретов". Гости, выступая вне зачета, проиграли нашим солдатам-срочникам на всех этапах. А в свое оправдание заявили, что не видят смысла топать по болотам и лесам десятки километров, когда есть автомобили и вертолеты, и что их задача - высадиться в указанном месте, провести разведку и эвакуироваться комфортным способом на базу.

Потому-то и соревнования, которые проходят между спецназовскими группами в США, Великобритании и других странах НАТО, больше напоминают состязания бойскаутов: как быстрее развести костер, устроить ночлег, пробежаться по стандартной полосе препятствий и пострелять. Потому-то и свой проигрыш американцы сочли несправедливым.

Наши спецназовцы считают: кто прав - рассудили Ирак с Афганистаном, где американо-британские рейнджеры понесли серьезные потери, до сих пор тщательно скрываемые. Разведчики уверяли меня, что спецподразделения НАТО только в Афганистане теряют своих бойцов в несколько раз больше, чем советский спецназ в 80-х. Хотя наши офицеры получали тогда в месяц пару сотен чеков Внешпосылторга, а американцы в Афганистане получают до 45 тысяч долларов.

Соревнования между разведподразделениями проходят и в западноевропейских армиях, и в странах Восточной Европы, и в Прибалтийском форпосте НАТО, и в Турции. И везде они представляют собой, по сути, спортивные военные спартакиады. Аналогов нашим скачкам нет нигде - там не мыслят полигона без биотуалетов и душевых кабин, а в тыл противника предпочитают летать на комфортабельной десантной вертушке "Черный ястреб".

"Российская газета", С.Птичкин, 2007г.

"Скачки" спецназа ГРУ 200гг. под Тамбовом

"Скачки" спецназа ГРУ 200гг. под Тамбовом

"Скачки" спецназа ГРУ 200гг. под Тамбовом

"Скачки" спецназа ГРУ 200гг. под Тамбовом

"Скачки" спецназа ГРУ 200гг. под Тамбовом