Вы здесь

Спецназ Первой мировой

В конце 2012 года вышла в свет книга Ольги Хорошиловой «Всадники особого назначения» (Москва: фонд «Русские  Витязи», 2013).  Это первая монография, посвящённая интереснейшему феномену великой войны - отрядам особой важности, решавшим в тылу врага разведывательно-диверсионные задачи. В настоящее время аналогичные задачи решаются подразделениями специального назначения.
В книге представлены уникальные материалы, связанные с организацией и деятельностью отрядов особой важности в течение 1915–1918 годов. Монография основана на архивных документах, практически неизвестных широкому кругу историков. Большинство фотографий, вошедших в книгу, публикуется впервые. Они хранятся в архиве Льва Пунина, принадлежащего его внучке -  Ольге Хорошиловой.
В центре внимания - история создания и боевой путь самого крупного и известного формирования специального назначения - конного отряда под командованием поручика Леонида Пунина. Это было наиболее успешное подразделение спецназа армии Российской империи, которое просуществовало до 1918 года.

Примечательно, что в отряде Леонида Пунина служили впоследствии известные по событиям Гражданской войны офицеры: барон Р.Ф. Унгерн-Штернберг, С.Н. Булак-Балахович и его брат Ю.Н. Булак-Балахович, И.М. Ставский, Г.А. Домбровский, Н.А. Зуев. Роман Унгерн командовал 3-м эскадроном с октября 1915 по февраль 1916 года; Станислав Балахович был командиром 2-го эскадрона по август 1917 года, в том же эскадроне служил офицером его младший брат - Юзеф.
Идея создания армейских «летучих отрядов» была, видимо, навеяна воспоминаниями о событиях Отечественной войны 1812 года, когда тактика смелых «партизанских» рейдов в тыл противника и действия на его коммуникациях показали свою высокую эффективность. Вспомним хотя бы действия отрядов подполковника Дениса Давыдова и штабс-капитана Александра Фигнера.
Уже в начале Первой мировой войны командный состав русской армии убедился в пользе внезапных конных нападений на неприятельские штабы и разъезды, и к 1915 году созрела мысль о целесообразности развёртывания «малой войны». 21-12-01-13

Подпоручик Леонид Николаевич Пунин в то время воевал начальником команды пеших разведчиков в составе 8-го Финляндского стрелкового полка в Карпатах. К лету 1915 года 22-летний офицер имел семь боевых наград, в том числе золотое Георгиевское оружие и орден Святого Георгия 4-й степени, и был произведён в поручики.
5 октября 1915 года поручик Леонид Пунин написал письмо главнокомандующему армиями Северного фронта генералу от инфантерии Н.В. Рузскому:
«Милостивый государь Николай Владимирович. Как известно вашему высокопревосходительству, германская армия помимо богатства вооружения и разного рода технических средств сильна организованностью своего тыла и прекрасной постановкой службы связи. Вместе с тем опыт современной войны ясно показал, сколь велико значение надлежащего обслуживания полевых армий тыловыми учреждениями и какое громадное количество вспомогательных средств требуется сим армиям для беспрепятственных и эффективных действий. Ввиду изложенного, если бы нам возможно было помешать правильному функционированию тыловой службы германских армий и внести в неё некоторое расстройство, то тем самым, по моему мнению, мы значительно приблизили бы время перехода перевеса на нашу сторону. Наиболее действительным средством для этого явилась бы организация партизанских отрядов для набегов в тыл неприятелю...
 

С одной стороны, партизанским действиям крайне способствовала бы благоприятная местность - Полесье с его болотами, могущими быть исходным пунктом для партизанских отрядов, с другой - врагу сейчас наиболее важны дороги в тылу, ввиду переброски части войск назад для отправления на Сербский фронт. Одной из ближайших задач партизанских отрядов могла бы быть перерезка всех вражеских железнодорожных магистралей от Полесья до Рижского залива и действие по сообщениям противника на этом фронте; в частности, они смогли бы наметить себе подрыв железных дорог в районах узловых станций: Волковыск, Гродно, Ново-Троки и Лодово. Кроме того, такие отряды вообще выполняли бы задачи, возложенные на них штабом того фронта, на котором отряд работает...
Каждый отряд состоит из 200–250 охотников при восьми офицерах и одном начальнике (8 офицеров с той целью, чтобы по разбитии отряда на партии в 20–25 человек каждая могла выполнить самостоятельную задачу). Отряды непременно конные, вооружённые холодным оружием и винтовками германского образца, так как единственно возможный вид снабжения патронами мог бы быть из патронных обозов и складов противника; обозов при отряде быть не должно; запас патронов только на вьюках; довольствие исключительно средствами страны и за счёт противника, поэтому отряд необходимо обеспечить материально...»
 

25 октября 1915 года Пунин получил разрешение на создание отряда особой важности при штабе Северного фронта, а уже к 7 декабря подразделение спецназа было полностью сформировано. Оно на 70 процентов состояло из георгиевских кавалеров (кавалеристы, казаки, латышские стрелки). В состав отряда входили 11 офицеров (начальник отряда, шесть поручиков, двое подпоручиков и двое прапорщиков), 17 урядников и унтер-офицеров, 296 рядовых казаков и двое штатских. Начальнику отряда Леониду Пунину позволили именоваться атаманом.
 

Отряд особой важности, несмотря на позиционный характер войны, успешно действовал на территории Рижского плацдарма, участвовал в Митавской, Рижской, Двинской операциях и заслужил положительные оценки командования фронта. Во многом это обеспечивалось поддержанием строжайшей воинской дисциплины и вниманием офицеров к нижним чинам. Даже после Февральской революции, когда решения Временного правительства дезорганизовали управление армией, отряд особой важности Северного фронта сохранял боеспособность, а личный состав по-прежнему отличался чувством товарищеского плеча. Приказом военного министра А.И. Гучкова за отрядом было закреплено название «Конный Отряд Особой Важности имени атамана Пунина».

Сам Леонид Пунин не дожил до этих смутных времён. 1 сентября 1916 он был смертельно ранен в бою - у мызы Антицием (ныне - латвийский Антициемс) и скончался в тот же день. Он был с почестями похоронен под Петроградом в Павловске.

Газета "Красная Звезда", Евгения Подзоров

 
Ваша оценка: Нет Средняя: 2 (1 оценка)