Вы здесь

"Две жизни полковника Рыбкиной", док.фильм, 2012г. (смотреть он-лайн)

О молодой, но уже заявившей о себе яркими ролями на театральной сцене и в кино актрисе Юлии Галкиной впору писать сценарии. Её творческое становление не назовёшь ординарным: в театральный вуз она пришла после учёбы в другом высшем учебном заведении, а своё место в кино и на сцене "пробивала" сама, без помощи родителей, далёких от актёрской профессии и живущих не в столицах. Всё, чего удалось добиться молодой актрисе, – результат таланта и трудолюбия.

Не каждый актёр сможет похвалиться наличием в своём резюме и учёной степени, а у Юлии она есть, причём её диссертация кандидата наук связана как раз с актёрским ремеслом, с его психологическим аспектом. Добавим сюда наличие второго высшего образования, виртуозное владение музыкальным инструментом, блестящую профессиональную подготовку по широкому спектру актёрских амплуа. В общем, личность не из заурядных. Сегодня в её творческом активе уже более четырёх десятков ролей в кино, телевизионных сериалах, театральных постановках. Среди наиболее известных лент - "Поцелуи падших ангелов", "Александр. Невская битва", "Наследники", телесериалы "Платина", "Громовы. Дом надежды", "Журов", спектакли "Вишнёвый сад", "С любимыми не расставайтесь", "Возвращение", "Примадонны", поставленные на сцене её родного МХТ имени А. Чехова.

Одной из самых заметных киноработ Юлии Галкиной (сама актриса считает её лучшей из всего, что ей пока удалось сыграть) без преувеличения можно назвать роль советской разведчицы и писательницы Зои Ивановны Воскресенской-Рыбкиной в художественно-документальной ленте "Две жизни полковника Рыбкиной", снятой к недавнему 90-летию Службы внешней разведки РФ в рамках телевизионного цикла "Поединки". Кстати, за эту роль – главную в картине – Юлия была удостоена премии СВР России. О том, как ей далась эта работа, насколько непростой задачей оказалось раскрыть силу и характер этой многогранной личности, актриса рассказала в интервью "Красной звезде".

– Юлия, как вообще в вашей жизни возник этот проект: «полковник Рыбкина»?

– Совершенно случайно. Звонок с предложением новой роли застал меня на даче у родителей, под Курском. Помню, с трудом удалось найти Интернет, чтобы скачать высланный на электронную почту сценарий. Начала читать и не смогла остановиться. Я, как и многие, знала о Зое Воскресенской только то, что она автор детских книг. А оказалось – такая яркая личность. Я тут же перезвонила, дала своё согласие на пробы.

Отбор был непростым. И всё же утвердили именно меня. Думаю, что не последнее значение имело внешнее сходство с персонажем, а также мнение на этот счёт представителей СВР, при содействии которых снималась картина. Помню, как в одной из бесед с ними, прошедшей перед началом съёмок, мы много говорили о том, какой должна быть картина – возвышающей, правдивой, цельной. Я же попросила не убеждать меня в патриотизме, а позволить сделать другое – раскрыть грани характера героини. Мне важно было показать, какой она была в жизни. Кого любила, кого ненавидела, как относилась к тому, что её окружало. В итоге в консультанты мне назначили человека, который близко знал Зою Ивановну. Мы много беседовали с ним, говорили о нюансах, эпизодах, о тех личных вещах, которые остались, скажем так, «за строкой» официальной биографии. Вплоть до того, как именно она курила, как держала папиросу, как одевалась, как общалась с людьми. Из этих мелочей, из таких фрагментов и выстраивался формат моей будущей роли, основы характера моего персонажа.

– А что оказалось самым сложным в роли Зои Ивановны?

– Показать её смирение. То смирение, с которым она прошла через все свои испытания. В том числе физические. Известна история, когда она должна была сблизиться с одним из дипломатических представителей в Харбине. И она инсценировала падение с велосипеда, реально подвернув себе ногу, чтобы таким образом попасть в дом к тому, к кому было нужно. Сама ломала себе нос, чтобы получить визу в Германию. Вообще, понять людей того поколения с наших сегодняшних позиций сложно.
 

Они истово верили в идею, целиком и полностью отдавались служению своей стране, своему Отечеству. Особенно тяжело было понять, как могла посвятить себя этой работе женщина, от красоты и обаяния которой сходила с ума вся Европа. У этих людей была глобальная, неистребимая вера в лучшее будущее своей страны. И за это их хочется любить, а их роли с удовольствием играть на сцене и в кино.

– Как вы считаете, что вам удалось отразить в фильме особенно ярко?

– Сдержанность моей героини. Сдержанность на фоне того темперамента и той импульсивности, которыми она обладала. Она, как мне рассказывали, умела маскировать свои чувства. Вот и режиссёр на съёмочной площадке всё время меня поправлял: поменьше эмоций. А мне хотелось выплеснуться, показать её огонь. Думаю, у меня получилось показать это хотя бы глазами. Вообще такие роли даются непросто. Надо было показать реальную жизнь разведчиков. А она была сопряжена с постоянным напряжением, с необходимостью всегда и во всём себя ограничивать, скрывать, кто ты есть на самом деле. Но как снять кино без эмоций, без страстей? И всё же нам надо было снимать реальность.

– Вашу съёмочную группу, видимо, пристрастно консультировали...

– Такие консультации были необходимы. Ведь как мне удалось понять, киношный героизм разведчика зачастую преувеличен. Эта служба – не стрельба, не погони с драками, как нам иной раз демонстрируют. Мне говорили: если разведчик выстрелил, значит, рассекретил себя. Их работа больше аналитическая. И всё же без «экшна» в нашей картине не обошлось. В фильме есть эпизод, когда Зоя Ивановна одна расправляется с двумя врагами. Моей задачей было показать это максимально достоверно. Было много консультаций, согласований. Эпизод оттачивали до мелочей, в сцене работали чешские каскадёры (эта часть фильма снималась в Чехии). Не забыли даже такой момент, как обязанность стереть отпечатки пальцев с оружия. Считаю, что такая придирчивость к мелочам во время наших съёмок была обязательной. Именно из этого и возникает достоверность. Так что я очень благодарна нашим консультантам за эти уроки.

– К слову, с оружием вы до этой роли были знакомы?

– Пришлось, правда, тоже для съёмки в кино. В одной из прежних картин, где я играла телохранителя, мне, чтобы вжиться в образ, пришлось записаться в школу по их подготовке. Несколько недель я реально изучала профессию, разбиралась в её деталях. В том числе и общалась с оружием. Все руки свои фортепианные сбила о железо «Макарова»! Но зато точно уяснила, как надо держать пистолет, как ставить его на предохранитель, как правильно снимать с него.

– Юлия, скажите, была ли оценка вашей работы в фильме о полковнике Рыбкиной со стороны тех, кто реально служил или служит в разведке?

– Да, и для меня это было особенно ценным. После премьерного показа мне довелось пообщаться с ветеранами, с разведчиками. Скажу откровенно: их мнение для меня столь же важно, как признание моей работы, выраженное в присуждении премии СВР. При этом, мне кажется, этим признанием выразилось ещё и отношение к личности моей героини, то есть к самой Зое Ивановне Воскресенской. Она ведь была любима – и не только за свой профессионализм, но и за прекрасный характер. И я горжусь тем, что мне удалось увековечить её образ в кино.

Сожалею лишь об одном: что роль не удалось раскрыть более полно. В фильме всё получилось сжато, в строгих рамках заданного формата. Сценарий же был написан гораздо ярче, прежде всего в событийном плане. И у меня есть безумная мечта – чтобы в перспективе была снята новая картина, в более широких рамках. Отражена не просто хроника событий, но представлены их подробности, а моя героиня показана в разных обстоятельствах, в переплетении событий, судеб, характеров.

– А какое у вас сложилось мнение о работе разведчиков? Сами бы смогли работать в этой службе?

– Наверное, нет. Слишком от многого пришлось бы отказаться. Это трудно, это не всем дано.

– Юлия, традиционный вопрос: чем сейчас заняты, какие роли впереди, когда ждать вашего нового появления на экранах?

– Сейчас снимаюсь в сериале «Дикий» вместе с Игорем Лифановым. А в начале будущего года должна выйти картина «Страсти по Чапаеву». Там я играю жену легендарного начдива. Это будет фильм-открытие. Ведь мало кто знает, что Василий Иванович был трижды женат, причём всех его жён звали одинаково – Пелагея. Я буду играть первую жену, то есть этой работой открою ещё одну тайну, показав ещё один подлинный персонаж истории.
 
СПРАВКА

Зоя Ивановна Воскресенская-Рыбкина родилась 28 апреля 1907 года на станции Узловая Бочаровского уезда Тульской губернии в семье железнодорожного служащего.
В Иностранном отделе ОГПУ начала работать с 1929 года. Китай, Прибалтика, Германия, Австрия, Финляндия – таков географический диапазон её предвоенной разведывательной деятельности.
В годы Великой Отечественной войны находилась в командировке в Швеции. Послом в Швеции в то время была А.М. Коллонтай. Обе, каждая по своей линии, содействовали тому, что 20 сентября 1944 года Финляндия разорвала союз с нацистской Германией и заключила перемирие с Советским Союзом.
В 1956 году вышла на пенсию в звании полковника. После выхода в отставку занялась литературной деятельностью. Почти до последних дней своей жизни Зоя Ивановна была известна только как детский и юношеский писатель, автор книг, переведённых на многие языки. Зоя Ивановна Воскресенская скончалась 8 января 1992 года.

По материалам сайта Службы Внешней Разведки РФ
 
Смотреть он-лайн "Две жизни полковника Рыбкиной",
2 серии, 1 час 39 мин.

 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (12 оценки)