Вы здесь

Сержант Кирпичинков - морпех и "призрак"

Когда не человек выбирает профессию, а профессия человека - это, видимо, зовётся судьбой. Осенью 2005 года судьба явилась ему в виде военкоматовской повестки, которая на долгие годы изменила жизнь. Уже почти семь лет жизнь его зависит от верно избранной снайперской позиции, правильно обустроенной «лёжки», педантично подготовленной к стрельбе СВД. Чтобы в нужный момент сделать тот, нередко единственный, выстрел, который поможет решить исход боя. Такова судьба снайпера. Знакомьтесь – сержант контрактной службы Сергей Кирпичинков. «Лучший» - так отрекомендовал его помощник командира бригады морской пехоты Черноморского флота подполковник Василий Кузнецов.

Искусство быть призраком

Если артиллеристы – боги войны, то снайперы, наверное, её призраки. А ещё это, пожалуй, самая романтичная профессия в армии. Но одно дело - лихо и с первого выстрела сощёлкивать пятикопеечную монетку с трёхсот метров или в «десятку» дырявить штатную «железную деву» (специальную ростовую мишень для тренировки снайперов) на полигонах. И совсем другое, когда пуля, выпущенная тобой, точнёхонько «ляжет» в переносицу врага. Того, кто, как правило, ничуть не хуже тебя умеет стрелять. Кто просто опоздал и не успел поймать тебя в «визирь» своего снайперского «Ремингтона» или «Манлихера». Не моргни он на долю секунды раньше, и тогда уже кирдык был бы тебе, парень!

Сержант Кирпичинков


Казалось, его ничто не может вывести из себя. И этим, наверное, всё сказано. Хладнокровие и невозмутимость – такая же неотъемлемая часть профессии, как твёрдость руки, филигранность глазомера и способность самостоятельно действовать по обстоятельствам.
Родом сержант из маленькой деревеньки под названием Волоковая, что недалеко от Смоленска. Несколько десятков домов на берегу живописной речки Удра, известной тем, что до революции здесь проходил «шёлковый путь». Мелководье не позволяло преодолевать узкий изгиб реки, и купеческие суда приходилось перетаскивать по суше волоком. Отсюда, кстати, и название деревни - Волоковая. Бурлаками были несколько поколений мужчин из рода Кирпичинковых.
- Военная служба, - говорит Сергей, - стала для меня той соломиной, за которую грех было не ухватиться. Семья у нас небогатая. Отец – механизатор, мама, ныне покойная, работала поваром в столовой. Поэтому я даже планов на дальнейшую учёбу не строил. Скажу больше: повестку в армию я воспринял как подарок судьбы…

Рослого, плечистого парня с невозмутимым взглядом определили в бригаду морской пехоты Черноморского флота. Сначала на должность стрелка десантно-штурмового батальона, а через несколько дней к нему подошёл замкомандира роты ДШБ по десантной подготовке капитан Сергей Бордов и предложил Кирпичинкову должность снайпера.
- Он, собственно, и помог мне овладеть начальными снайперскими навыками, – рассказывает Сергей. Скажу, наверное, банальность, но настоящим снайпером вряд ли можно стать, если не любить это дело. Важно, когда у тебя есть грамотный наставник, но ещё более важно – серьёзная самостоятельная работа. Три раза в неделю мы стреляем на полигоне. Хотелось бы, конечно, чаще. Очень здорово помогли углубить знания и навыки в учебном центре в подмосковном Солнечногорске. Там дислоцируется прекрасно оборудованный снайперский полигон. За два месяца, что я там был, нам дали возможность посмотреть, как работают асы снайперского дела, ежедневная стрельбы на полигоне, как говорится, поставила руку. Большую пользу оказали и теоретические занятия. Интересно было пострелять из снайперского «Манлихера».

-  Ну, и какой «инструмент» лучше? Наша винтовка Драгунова или «Манлихер»?

- «Манлихер» более, так сказать, комфортен в обращении. Регулируемый приклад, штатные «сошки», благодаря которым нет необходимости искать упор, оптика, безусловно, лучше. СВД даёт 4-кратное приближение, а «Манлихер» - 14-кратное. А вообще, если бы была возможность поставить на СВД более сильную оптику, отличия между двумя винтовками практически исчезли бы.
 

Терпение и выдержка
 
На вопрос, что самое сложное в снайперском деле, Сергей ответил: «Терпение и выдержка». Часто возникает необходимость неподвижно лежать по нескольку часов. Личный рекорд Сергея – шесть часов непрерывной «лёжки».
- Мне старшие начальники рассказывали о некоторых «ноу-хау», которые ты применяешь на занятиях с новобранцами.
- Я сам ничего не придумывал. Преподаватели на курсах в Солнечногорске дали нам немало советов, их не найдешь ни в одном наставлении. К примеру, некоторые призывники боятся выстрела. Как тут быть? Уговорами здесь помочь невозможно. Необходим какой-нибудь психологический ход. Что делал я. При зарядке магазина заряжал несколько холостых патронов и один боевой. Через пару-тройку стрельб с применением этой методики боязнь выстрела как рукой снимало.

- Ты, наверное, в курсе, что сейчас в Вооружённых Силах идёт формирование снайперских рот? Как ты, профессионал со стажем, считаешь, приживётся ли это нововведение?
- Идея очень, на мой взгляд, хорошая. Но вот смотрите, что получается. По логике вещей эти роты должны состоять исключительно из контрактников. Почему? Скажу на примере личного опыта. Когда был командиром отделения (его недавно расформировали. - В. М.), я, разумеется, не только обучал новобранцев, но и как мог проводил среди ребят «разъяснительную работу»: дескать, не хотите ли остаться на контрактную службу? Результативность этой «агитации» была невелика. А жаль! Потому как среди новобранцев попадаются действительно талантливые ребята, а служат они всего год. Не успел человек перешагнуть порог КПП, а тут и дембель не за горами…

По словам старших начальников, Сергей Кирпичинков не только хороший профессионал, но и достойный наставник. Например, на недавней боевой службе корабельная группа антитеррора, где находился и Сергей со своим отделением снайперов, показала результаты, вызвавшие восторг старших начальников. Даже новички-новобранцы без труда попадали в 50-литровую бочку с 500 метров. С учётом качки задача непростая даже для Кирпичинкова – снайпера с восьмилетним стажем. При этом Сергей скромно умолчал, что это его заслуга: в кратчайшие сроки подготовить отделение снайперов.

В условиях боя хороший снайпер порой стоит батальона. На прошлой, к примеру, «большой войне» снайперы по обеим сторонам окопов часто знали друг друга даже по именам. В лицо, правда, узнавали лишь тогда, когда, переиграв противника, доводилось срывать маску с уже мёртвой головы. В афганской и чеченских войнах и наши, и «духовские» снайперы тоже нередко знали друг друга по именам. А за голову именитого «федерального» стрелка полевые командиры щедро платили, как за головы пилотов бомбардировщиков.

Вадим Мамлыга, "Красная Звезда", redstar.ru
Голосов пока нет