Вы здесь

Немецкие машины провоцируют на смертный бой

В Новосибирске началось рассмотрение скандального дела о потасовке между сотрудниками полицейского СОБРа и оперативниками ФСБ, закончившейся смертью контрразведчика. Родственники погибшего потребовали максимально сурового наказания для обвиняемого — бывшего спецназовца Евгения Кузина — и компенсации в 5 млн руб.

В центральном районном суде Новосибирска началось разбирательство по делу о конфликте, происшедшем 11 февраля 2012 года между сотрудниками двух силовых ведомств. Согласно оглашенным в суде материалам расследования, у молодого оперативника ФСБ из Калининграда Алексея Монастырева подходила к концу стажировка в новосибирском управлении ведомства. Завершение учебы и предстоящий отъезд коллеги решили отметить в караоке-баре «Ухо&медведь», расположенном в самом центре города. Около двух часов ночи контрразведчики Алексей Монастырев и Алексей Кулагин отправились ловить такси.
По данным обвинения, проходя мимо припаркованного Mercedes, контрразведчики якобы толкнули иномарку, оставив на ней вмятину. Из машины вышли сотрудник полицейского СОБРа майор Рамиль Кутуев и бывший спецназовец Евгений Кузин. Между силовиками МВД и ФСБ завязалась потасовка. После того как избитые сотрудники ФСБ потеряли сознание, их противники запрыгнули в автомобиль и скрылись.

Алексей Кулагин, согласно заключению судмедэкспертизы, погиб от острой сердечной недостаточности, вызванной сильным ушибом сердца. Алексей Монастырев, проходящий по делу свидетелем, отделался незначительными ссадинами и синяками. Следственное управление СКР по Новосибирской области возбудило дело по ч. 4 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека»).
Обвинение предъявлено бывшему собровцу Кузину: по материалам дела, именно он нанес погибшему контрразведчику не менее «десяти акцентированных ударов в область груди, головы, другие жизненно важные органы». Санкцию на арест Евгения Кузина выдал суд. Тем временем Рамиля Кутуева, представленного к государственным наградам за участие в антитеррористических кампаниях на Северном Кавказе, уволили из полиции с формулировкой «в связи с утратой доверия».
Вчера после оглашения обвинительного заключения Евгений Кузин заявил, что полностью признает вину. По словам его защитника Олега Иваненко, во время расследования родные обвиняемого возместили семье погибшего офицера ФСБ расходы на погребение, бывшие сослуживцы Кузина по СОБРу собрали около 100 тыс. руб.

Показания в суде дали родители и вдова Алексея Кулагина. По их словам, офицер употреблял спиртное только в редких случаях, «потому что в семье не принято», по характеру был мягким и уравновешенным человеком. Кроме того, сама служба в ФСБ требует от сотрудника таких качеств, как выдержка, самообладание, дисциплинированность, ответственность. По словам пострадавших, Алексей планировал поступать в академию ФСБ, достиг договоренности о переходе в службу внешней разведки.
Близкие офицера потребовали у судьи Аллы Веселых назначить обвиняемому максимально возможное наказание. Отец Кулагина заявил, что правоохранительные органы ошиблись в квалификации действий обвиняемого. По его мнению, дело следовало возбуждать по статье УК РФ об убийстве, а Кутуева привлечь в качестве второго обвиняемого. Родственники контрразведчика заявили иски о компенсации морального вреда на общую сумму 5 млн руб.

Обвиняемый Кузин согласился дать показания после допроса всех свидетелей и изучения письменных материалов дела. По версии обвиняемого на предварительном следствии, инициаторами конфликта были сами сотрудники ФСБ.

Константин Воронов, Новосибирск
Голосов пока нет