Вы здесь

Монахи открыли музей спецназа на границе с Евросоюзом

Христианское смирение и суровые бойцы отряда специального назначения – казалось бы, вещи несовместимые. Но Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь пошел против стереотипов и 25 января открыл  в Доме паломника музей легендарного 1071-го полка.

Территорию, где уживаются богомольцы и шифровальные аппараты, не найти на карте: все засекречено, такого адреса просто не существует, поэтому дорогу к музею искали самостоятельно. 
Подъезжаем: длинный серый забор, с коваными воротами в конце, строгие таблички, охранник. Во дворе строящаяся теплица и несколько корпусов для паломников. В одном из них на третьем этаже и разместился музей. В качестве экскурсоводов для нас выступили отец Ярослав из Псково-Печерского монастыря и Игорь Тезнев, руководитель музея, в прошлом командир рот и батальонов 1071-го учебного полка.

 Отец Ярослав- Отец Ярослав, как получилось так, что спецназ попал в Дом паломника, ведь верующие – люди мирные, от оружия далекие?

- Церковь и армия всегда были вместе. Первоначально военные пошли навстречу, когда передали эту территорию нам в собственность. У монастыря с ними хорошие отношения аж с 1946 года, мы тесно общаемся. Что касается войны и религии, то полковые священники были всегда, они вдохновляли солдат защищать Родину, подбадривали в тяжелые моменты. Так что, все логично.

- А паломники знают, что рядом с ними находится шпионская техника? Заходят к вам на экскурсию?

- Мы их еще не оповещали об этом, но, думаю, всем это будет интересно. У меня разработаны планы экскурсий, можно будет совмещать духовное паломничество с патриотическим воспитанием.
За разговором открываем дверь в музей, который совсем не похож на привычные собрания древностей. Это обычный класс: несколько рядов парт с какими-то странными, похожими на гаечные ключи,  приборами справа, громоздкая аппаратура на боковых столах, стенды с фотографиями уважаемых людей на стенах, а на том месте, где должна быть доска, висят иконы, под которыми скромно пристроился офицер-капитан в парадной форме, оказалось – манекен.

- Мы неслучайно открыли музей именно здесь, - рассказывает Игорь Тезнев. – На этом месте и в том 1973 году был учебный класс 1071-го отдельного учебного полка специального назначения. За этими партами сидели обычные солдаты, многие из них потом стали известными военными, как Николай Кривой, который сейчас служит в подразделении «Альфа», Константин Бушуев, который сейчас является командиром 2 отдельной бригады СпН в/ч 64044, но есть и те, кто прославился и на гражданке. Дмитрий Козак (заместитель Председателя Правительства Российской Федерации, ответственный за проведение зимней Олимпиады 2014 г. в Сочи. – Прим. ред.), кстати, проходил здесь службу в 1978 году, по-моему.

- Он навещает родные пенаты?

- В прошлом году сюда приезжал, в монастыре был, мы его приглашали на 40-летие полка, но он был занят, Сочи готовил к Олимпиаде. Но наместник монастыря надеется его выманить сюда, он на нас большие ставки делает.

- На вас - это на спецназ?

- И на него тоже. Я часто спрашиваю: «Отец Тихон, а вам зачем это все надо: вкладывать средства, организовывать поездки наших ребят из клуба «Рубеж» на соревнования и т.д.?». А он отвечает, что ему не все равно, какая молодежь растет, что он хочет привить правильные идеалы.

Находясь в  музее, действительно, проникаешься чем-то правильно-героическим: с многочисленных фотографий нас буквально окружают солдаты разных годов, выполняющие боевые задачи.

- Ребята обычно запоминают самые сложные моменты службы. Например, о «Лестнице смерти», которую проходили спецназовцы в Печорах, вообще ходят легенды, - делится Игорь Тезнев. – Хотя  я б назвал это «Лестницей жизни», она же помогает выжить.
 
- Что это такое?


- Ничего особенного, от реки Пачковки 50 километров вверх-вниз в полном обмундировании с противогазами. Многие стонали, помню, южанин один просил: «Камандыр, лючшэ убэй мэня! Нэ могу тут больше!».

Больше всего в музее экспонатов радиоразведки: различные радиостанции - УКВ-392 для связи группы внутри полка, Р-396 - комплекс для радиоперехвата, РРС для пеленгования  противника,  Р-353, Р-354 «Лунь» для связи с Центром, автоматический датчик кода Морзе.

- Вся техника в рабочем состоянии, - гордится руководитель музея. – Мы с ребятами из «Рубежа» регулярно выходим на связь с миром. У нас и свой позывной есть, в честь президента – УА-1 ВВП. Правда, сам Путин об этом пока не знает.

- Откуда у вас эти шпионские аппараты?

- Лучше об этом не знать, - улыбается Игорь Тезнев. – Осталось по наследству. Кое-что бывшие военные принесли.
За ученическими партами стоит рыжее кресло, очень напоминающее рабочее место Юрия Гагарина в «Востоке».

- Все правильно, это, считай, кресло космонавта и есть, - рассказывает Тезнев. – Когда перед военными была поставлена задача произвести  высадку группы в тыл противника в компактном варианте, те решили не изобретать ничего нового, а воспользоваться опытом космонавтов. У этого кресла прекрасные амортизационные возможности, оно смягчает удар при посадке.

Есть в музее и своя тематическая библиотека. Особенно гордится руководитель музея репринтным изданием 1956 года переписки советских министров с президентами США и книгами о спецназе, присланными друзьями-однополчанами из Белоруссии.

- Я отцу Тихону (наместник монастыря) когда сказал, что у нас в музее есть военная библиотека, он сразу поправил меня – военно-духовная. И добавил религиозной литературы.

Подходим к одной из парт, и я решаюсь задать вопрос о загадочном приборе, который вижу на каждой парте.

- Это гаечный ключ?

- Ключ, но шифровальный. На нем курсанты учатся отбивать азбуку Морзе: точка, тире, точка и т.п. Умение правильно пользоваться этим ключом – было одним из главных требований к учащимся. И они справлялись, часами сидели, тренировали правильное положение кисти и всего тела:  корпус должен держаться прямо, голова чуть наклонена вниз, плечи и руки расслаблены. Правую руку нужно согнуть примерно под прямым углом, будто бы она - продолжение ключа.

Спрашивать, для кого и зачем был создан такой музей, – бессмысленно: в Интернете масса страниц, посвященных воспоминаниям о легендарном полке, его ветераны регулярно съезжаются в Печоры, чтобы вспомнить яркую молодость и почувствовать себя воинами специального назначения.  Но оказалось, что ставку руководство музея делает не только на ветеранов, но и на молодое поколение. И в этом их активно поддерживает Псково-Печерский монастырь.

- У отца Тихона  на нас большие планы, - подводит итог нашему общению Игорь Тезнев. -  Супруга Медведева приезжала в монастырь  в прошлом году, очень  интересовалась  созданием кадетских корпусов в регионах. А у нас тут территория как раз для этого подходит, вот в перспективе наместник хочет здесь летом лагерь открыть, мы только за. А в соседнем помещении кружок радиолюбителей собираемся создать. Техника, как я говорил, рабочая, позывной есть. Будем воспитывать настоящих мужчин, чтоб девочкам не приходилось самим строем ходить.

По материалам газеты
"Псковская Правда"