Вы здесь

В десант служить пойду, но с парашютом прыгать не буду!

Младший сержант Мазилкин Г.Г.Кто из мальчишек не мечтал служить в десантных войсках? Это особая честь и престиж. Называют эти войска по-разному и «голубыми беретами», и «крылатой пехотой», но во все времена мужеством и отвагой, надежностью и силой веет от этих людей, которые живут в соответствии с принципом: «Никто, кроме нас!» Завтра наша страна справляет праздник День ВДВ. Более миллиона россиян, носивших в свое время голубые береты, отметят его. Мы же хотим рассказать об одном из них, честно отдавшем свой долг родине во время боевых действий на Северном Кавказе.

В десант служить пойду, но с парашютом прыгать не буду!.. Редко встретишь десантника, который бы не прыгал с парашютом. Нам же удалось встретиться с  человеком, у которого все именно так и сложилось в армейской службе. Случай, можно сказать, из ряда вон выходящий. Впрочем, давайте обо всем по порядку.

Григорий Мазилкин, родом из Калашниково Лихославльского района Калининской (сейчас Тверской) области. Рос, учился, потом, как и положено армия. Служил в далеком глухом поселке Свердловской области во внутренних войсках. К слову, с отличием окончил сержантскую «учебку». Уже отдав долг родине, служил во вневедомственной охране в Калашниково, Лихославле, потом во Пскове.


Фото: срочная служба, Свердловская область, Г.Мазилкин справа

До Воздушно-Десантных Войск срочка в Свердловской области

В общем, к службе в ВДВ он подошел, будучи зрелым и обременённым житейским и профессиональным опытом человеком... В 1994 году знакомый пригласил его пройти собеседование и подать документы в Псковскую дивизию. Так и стал десантником (должность – техник взвода материально-технического обеспечения). Мазилкин сразу же выставил «для контракта», как это ни смешно звучит,  и свои условия (нигде не прописанные). С парашютом, мол, прыгать не буду. Хотя все  знают, что в десанте без этого, ну, никак нельзя. Прыгают все. Даже медсестры,  поварихи и оркестранты. Впрочем, ответ кадровиков был вполне лояльным: «Не хочешь – не будешь».

Иллюстрация: пункты контракта военослужащих, убывающих в Чеченскую республику

Пункты контракта военослужащих, убывающих в Чеченскую республику

Видимо в зачет пошли предыдущие вехи трудовой и армейской биографии. И отношение потом в коллективе десантников тоже было соответствующим, а не как к обычным рядовым «контрабасам», которым еще только предстояло в жизни что-то совершить.

Сам Григорий Григорьевич так вспоминает начало своей службы:
-  Это было как раз где-то начало августа 94-го. А 11 декабря случилась чеченская война. Тут все и закрутилось. Сначала первая партия поехала. Они двигались в сторону Грозного, со стороны Беслана. Через Орджоникидзевскую шли, через Самашки. В Ингушетии понесли первые потери. Кстати, в это же время в Чечне проходил службу А.В.Шевелев (ныне губернатор Тверской области) , в должности командира отдельной разведывательной роты. Там он получил ранение. 
А я туда полетел уже 10 января в составе сводного батальона.

Перед этим вызвал меня начальник интендантской службы 76-й дивизии ВДВ и назначил начальником вещевого склада, объяснив, что больше в тылу буду. Мол, ничего опасного и все под контролем. Некоторые из наших офицеров и прапорщиков   отказывались ехать, таких сразу увольняли.
Мы в составе походной колонны с 12 января двигались на Грозный. По телевизору в это время звучали хвалебные речи министра обороны Павла Грачева,  дивизия же в это время в новогодних боях была уже изрядно потрепана. К 14 числу были в Грозном. Там, на стадионе «Терек», увидел первых погибших. А 19-го, на Крещение, был взят дудаевский дворец.
Ну, а я выполнял свою работу,  выдавал форму, амуницию, бронежилеты. Нашей непосредственной обязанностью было обеспечение передовых подразделений всем необходимым. В том числе и водой. Воду по важности приравнивали к боеприпасам.

Фото: из сети Интернет

Контрабасы (популярное фото в сетях Интернет)


Пришлось и повоевать. А в «зарубу» попал так. Один раз поехали за водой. Собралась колонна водовозов по паре машин от танкистов, артиллеристов, от морской пехоты и от нас, десантуры. Ездили на Сталинский пруд, прикрытие – «бэшка» (БМД – боевая машина десанта). Приезжаем. Выставили боевое охранение, заливаем воду в машины. Сели немного отметить содружество разных родов войск. Вдруг наш боец бежит, сообщает, люди какие-то. Действительно, смотрим, враз человек тридцать. Оказалось, что это выходили боевики из окруженного города (Грозный в то время был нами уже частично взят). Начало боя было жарким  и скоротечным.
Встретили «духов» шквальным, но прицельным огнем из автоматов. Те ушли в промзону и начали нас из гранатометов обихаживать. Где-то минут сорок бой шел. А работа по заправке транспортов водой (вмиг подорожавшей на цену человеческой жизни) не прекращалась. Повезло, так как успели сообщить по рации командованию, что попали в засаду и на Сталинском пруду бой идет. Тут и заместитель по тылу мой очнулся, мол, там же Гриха. Подмога поспела вовремя, ушли в тот день без потерь.

Впрочем, это всего лишь один эпизод того февраля 1995 года. Рассказывает Григорий Григорьевич скупо и без прикрас. В Чечне тогда он провел несколько месяцев. В ноябре 1995 года во время отпуска по своим внутренним причинам уволился он из ВДВ, хотя предполагалась новая командировка десантников уже в российский миротворческий батальон в Косово. Захотелось быть поближе к дому. А за грамотные действия и личное мужество в том бою награжден медалью высшей солдатской доблести «За Отвагу». На удостоверении подпись Бориса Ельцина.


Фото: по возвращении из Чечни на аэродроме Чкаловский, 21 августа 1996г.
                        (Г.Мазилкин в нижнем ряду крайний слева - с бородой)


По возвращении из Чечни на аэродроме Чкаловский, 21 августа 1996г.

Однако жизнь на гражданке показалась странным потусторонним миром. Ходьба по магазинам, обыденность, полное спокойствие окружавших людей. А где-то голод и холод, беженцы, кровь, смерть. Десантнику не суждено было вписаться в мирные реалии. Следующая его должность – заместитель командира взвода гранатометчиков в составе 166 Тверской мото-стрелковой бригады. Опять январь, но  уже 1996-го года. Месторасположение – Чечня. В основном служба проходила на блокпостах. 
Активные действия по уничтожению бандформирований начались в апреле. С боями брались населенные пункты Бамут, Гойское, Серноводск. Но летом, в период подготовки и проведения президентских выборов, замечает Григорий, боевые действия были прекращены. Активных действий со стороны боевиков тоже особо не было. И, как оказалось, не случайно.
- В августе, а точнее, 6-го – продолжает рассказ Мазилкин – в Грозном нас ждали. Седьмого мы спустились с гор, а 8-го утром рейдовый отряд нашего батальона, входившего в состав бригады, начал движение с места расположения, села Шали, в Грозный. Для оказания помощи окруженным подразделениям МВД и войскам, которые в течение двух суток вели бои. Перед нами была поставлена задача – дойти до площади Минутка, закрепиться и ждать подхода основных сил федеральных войск. В результате же этот приказ оказался невыполненным. Понеся ощутимые потери, мы закрепились у стадиона «Динамо». За два часа погибла треть батальона из 4-ой и 6-ой рот. Идти дальше было равносильно самоубийству. На каждом шагу встречали ожесточенное сопротивление… Затем начались переговоры генерала Лебедя, начался вывод войск, ибо во все времена считалось, что плохой мир лучше хорошей войны..
Ребята из пятой роты, в которой находился Мазилкин, эвакуировали из здания МВД (центр Грозного) группу журналистов РТР. Наш земляк был представлен еще к одной медали. Но по его словам, в ходе боев даже наградные листы на отличившихся бойцов были выброшены на свалку вместе со всяким барахлом. Такая вот история.
В общей сложности он провел в Чечне в этих двух командировках без малого год. Награды у него еще были. Например, есть медаль «За укрепление боевого содружества», но по его словам, награда, полученная во время службы в ВДВ, имеет для десантника особое значение. Сердце греет.


Фото: в Фонде поддержки Героев СССР и РФ с Президентом Фонда Вячеславом Сивко, Героем России

В Фонде поддержки Героев СССР и РФ с Президентом Фонда Вячеславом Сивко, Героем России

Сейчас Григорий уже на пенсии, проживает и работает в Торжке. Крепко сбитый русский мужик, чуть ниже среднего роста (это в отличие от крайне тщедушного паренька, уходившего на «срочку»). У него два взрослых сына. Во втором браке в возрасте далеко за сорок бог послал бывшему десантнику еще более высшую награду, двух дочек. До сих пор работает в одном из охранных предприятий. Часто ездит в отчий дом в п.Калашниково Лихославльского района.
Состоит во всероссийской общественной организации ветеранов локальных войн «Боевое братство» (председатель – Д.Ю.Лисичкин, г.Тверь).
При каждой поездке в Москву по-простому заходит в гости в Фонд поддержки Героев СССР и России. Ведь Президент Фонда Вячеслав Сивко не только хороший знакомый или коллега, но и еще родной командир  237-го гвардейского парашютно-десантного Торуньского полка, под началом которого и служил Григорий в Воздушно-Десантных Войсках.
Ну, а к девизу «Никто кроме нас!» Григорий всегда будет относиться с уважением, ведь не зря говорят, что бывших десантников не бывает.


Андрей Чеботарев, Александр Хохлов
для газеты "Тверские Ведомости"
фото из личного архива Г.Мазилкина и сети Интернет
2 августа 2014г.



Слава ВДВ ! Слава спецназу ГРУ !!
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 оценки)