Вы здесь

Анонс книги "Непокоренные высотой"

Катастрофа ИЛ-76 18 октября 1989 г. над КаспиемКнига Александра Гашина создается в память о катастрофе военно-транспортного самолёта Ил-76, перевозившего военнослужащих 8-й роты 217-го парашютно-десантного полка 98-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.
18 октября 1989 года личный состав 8-й парашютно-десантной роты возвращался в место постоянной дислокации (г. Болград Одесской области, Украинская ССР) после выполнения задания в зоне армяно-азербайджанского конфликта.

Через 5 минут после взлета ночью на высоте 1 600 м разрушился, загорелся и отвалился двигатель №1. Его осколки пробили топливный бак, что привело к сильному пожару. При этом была выведена из строя система пожаротушения. Экипаж попытался вернуться на аэродром вылета. Катастрофическое развитие пожара привело к разрушению левого крыла. Самолет потерял управление и упал в Каспийское море в 1,5 км от берега через 11 минут после начала пожара. Погибли все находившиеся на борту — 9 членов экипажа и 48 десантников (пять офицеров, два прапорщика, один сержант и 41 рядовой).

   Я, Александр Гашин, 8 рота 217 ПДП 1988-90г. обращаюсь к Вам за помощью. Дело в следующем: мной написана и готовиться к изданию книга, которую я посвятил Подвигу экипажа самолёта ИЛ 76 и 8 роте 217 ПДП ВДВ, а также она будет посвящена чемпионату мира по футболу 2018г. в России. В апреле 2013г. я приглашён с книгой на международную книжную ярмарку в г. Алматы, где хочу начать рассказывать многим людям, новым поколениям о Подвиге экипажа и своих товарищей. Ситуация вынуждает ПРОСИТЬ ВАШЕЙ посильной помощи для издания книги. Могу ответить на любые Ваши вопросы. Пишите.
С уважением А. Гашин.          
Кто, если не мы? Вернее: НИКТО КРОМЕ НАС!

Контактная информация для связи будет размещена несколько позже. Предварительно, нужные контакты легко найти на сайте и в группе "одноклассники" Союза Десантников России.

   Для полноты картины читателям нашего сайта предлагаем ознакомиться с небольшими отрывками произведения, романа-посвящения "Непокоренные высотой". Обращаем внимание, что над созданием книги также трудятся:

Айдын Мамильянов - художник - иллюстратор.
Юрий Слатов - заместитель художественного руководителя  ансамбля «Голубые береты», Заслуженный артист Российской Федерации, полковник. Автор песни в Память об экипаже Ил-76 и 8 роты «Падала синяя птица». Написал к книге историю создания песни. Поддержал идею книги.
Петрий Ирина Николаевна (Андреева), оказывает огромную моральную поддержку и помощь в работе.
Дручинина Елена Ивановна, редактор независимой газеты "Одновременно".
Бессарабский Валерий Николаевич. В книге будут использованы отрывки из его песен. Певец, автор, и исполнитель многих стихов и песен о ВДВ. Лауреат всеукраинских и российских фестивалей, конкурсов песен.

От редакции сайта 1071g.ru  
 


* * * * *



Очень много раз я себе задавал вопрос:
«Для чего родился на свет я, взрослел и рос?»
Слова из песни Витаса «Звезда».

От автора.

     После трагедии 18.10.1989 года в моей душе (на всю жизнь) остались, слова мамы Адхамжона Кучкарова. Она назвала меня своим сыном. Долгие годы я думал: «А что ты можешь сделать для неё, для многих родных и близких погибших ребят, командиров, экипажа?» Всегда искал ответ. Думал: «Приеду в Болград. Посещу места былых лет, музей, знаковые места 217 полка. Возложу цветы к памятнику погибшим». И что-то мне всегда говорило: «Ты сделаешь другое. Не спеши». Пожалуй, расскажу всё по порядку. Я долго готовился к этому.
   
Сегодня 12. 08. 2012 года. Книга очень близка к полному завершению. На работе я говорю брату: «Старшой! Ты мне заменил отца и мать. Благодаря тебе я оказался в 8 роте. С твоей помощью я полюбил футбол, космос и многое другое, чему ты меня учил. Дай совет. Могу ли я рассказать обо всём?» Его ответ был положительным. Я не собираюсь что-то утверждать и доказывать. Буду просто рассказывать, рассказывать обо всём всё, что знаю, помню, и пережил.
    
Мне восемь лет. Однажды во сне я оказываюсь под кораблём инопланетной цивилизации. В тот момент я почувствовал некую могущественную силу и спокойствие. Подняв голову кверху, я увидел облицовку корабля, которая светилась разноцветными прямоугольными формами. Вокруг был свет и - ничего более. Но свет был не похож на обычный свет от солнца. Было ощущение того, что это всё искусственное. Позже, уже после службы в армии, в гражданской жизни, в разные годы я иногда задавал себе вопрос: «Это был сон или нечто другое?» После этого случая мой внутренний голос часто говорил: «Ты сделаешь в жизни так, как этого никто никогда до тебя не делал». Не понимая к чему это всё и не находя ответа, продолжал свой жизненный путь.
    
Лето 1986 года. Я весь в чемпионате мира по футболу в Мексике. Два игровых события очень сильно повлияли на меня. Одно из них: гол Д. Марадоны, забитый рукой в ворота англичан. На фото запечатлён момент, где в следующий миг великий футболист дотянется рукой до мяча и направит его в створ ворот. С того момента у меня и зародилась мысль о применении видеоповторов в игре. Чуть позже, также этим летом, я прослушивал  различные музыкальные произведения, одно из них осталось почему-то в душе. Это была песня группы «Би Джиз» «Трагедия». Позднее футбол и мелодия переплетутся в моей жизни и этой книге.
     Зима 1988 года. Мне 18 лет. Находясь у брата в квартире, я вышел покурить в подъезд. Вслед за мной вышла его супруга (она никогда не курила и не выходила на лестничную площадку, но тогда всё произошло именно так). У нас завязался разговор. Один из её вопросов запомнился на долгие годы в моём подсознании. Она спросила: «А что ты хотел бы сделать в жизни?» Я ответил мгновенно, не задумываясь: «Хочу написать книгу!» Почему я так ответил? Не знаю. Было какое-то предчувствие и желание написать, но что это будет за книга я даже не представлял.
    
Июнь 1988 года. Мне приходит третья повестка из военкомата с красной полосой. Я думаю: «Всё, пора, брат, в армию собираться». Меня направляют на службу в СА, в одно из подразделений ПВО под Ленинградом. Сделаны проводы. Проведена последняя ночь дома. Утром в районном военкомате дают военный билет и говорят: «Вклей фото в документ и езжай в областной военкомат». Выйдя из помещения, я подошёл к провожающему меня брату  и говорю: «Борис, нужно вклеить фотографию в военник, но у меня её нет». Он, не долго думая, достаёт портмоне. Покопавшись в нём, находит своё фото и со словами: «Только иди, родной, служить!» вклеивает его мне в военник. А ведь это называется подделкой документов. Скажу для ясности: «У нас с ним разница в 14 лет, и мы практически не имеем сходства, он похож на отца - я на маму. После всего этого оказываюсь в областном военкомате. Знакомлюсь с ребятами, с которыми иду служить в ПВО. Перед отбоем призывникам показали фильм «Бесконечная история». Это была сказка. Тогда я подумал: «Зачем нам эту сказку показывают?» А ведь в армии для меня всё произошло и закончилось как в сказке (это я пойму позже).
Ночуем в военкомате. Утром по селектору объявляют фамилии призывников нашей команды ПВО для построения и отправки к месту дислокации. Своей фамилии я не услышал. Ребята отправились на вокзал, а я подумал: «Раз нахожусь здесь, значит, куда-нибудь оформят».
Ближе к обеду по селектору меня вызывает к себе начальник военкомата. Зайдя в кабинет, я увидел его удивлённое лицо. После непродолжительной паузы он говорит, смотря на фото в военнике и переводя взгляд на меня: «Пойдёшь служить в ВДВ!». Вручая мне военный билет, он продолжает: «Смотри, там анаши не будет». Я ответил ему: «А мне без разницы: Афган, стройбат или ВДВ». Позже я понял смысл его слов. На фото брата был крепыш в возрасте 27ми лет. Я же в то время был худ, обросший и похож на повесу. Вот он и принял меня за наркомана. Так я оказался в команде, которая направлялась в ВДВ. Через день мы вышли из военкомата. Когда мы направлялись на вокзал светило солнце. На небе множество белоснежных облаков. Всё спокойно было. И вдруг… Всё резко меняется. Штормовой ветер склоняет верхушки деревьев.

Свинцовые тучи над нашими головами заслонили свет. Раздаётся гром и вслед за ним яркие вспышки молний. В этот момент начинается проливной дождь, который переходит в кратковременный град. Мы идём строем за командирами. Под руководством офицеров ВДВ наш строй не теряет своего порядка. Через короткий промежуток времени непогода стихает и вновь светит солнце. Уже, выжимая промокшую одежду, в здании вокзала пронеслась мысль: «Дождь - хорошая примета перед дорогой». После службы все солдаты алмаатинцы вернулись домой живыми и невредимыми.
     Начиналась служба с её изнурительным ритмом, который выдерживали не все. Однажды в карантине у меня сдали нервы, после чего был наказан весь алма-атинский взвод. Я сделал соответствующий вывод, и такого никогда больше не произошло. Я оказался в 8 роте 217 полка ВДВ, хотя и вспоминал много раз ту «маму». После гражданки нагрузки были порой запредельными. Начинались будни военной жизни. Однажды был эпизод. Это было в начале августа 1988 года. Весь полк прощался с разбившимся на прыжках товарищем. Идя в длинной веренице к клубу, где стоял гроб, я подумал: «Наверное, это не одна смерть, которую ты увидишь за время службы». После трагедии 18. 10. 1989 года я часто задавал себе вопрос: «Почему всё так произошло, и зачем ты так подумал?» В том же августе месяце, уже оказавшись в 8 роте, я всегда мечтал: «Хорошо было бы в конце службы снова оказаться в карантине, чтобы вспомнить, как начинал службу». Мечтал о том, чтобы уволиться из армии одним из первых, не шестеря при этом и не стуча на своих товарищей. Всё так и произошло, даже больше того, о чём я мечтал, несмотря на то, что один «охфицер» приложил все усилия к тому, чтобы не сбылись мои армейские мечты. Судьба или кто там ещё правил балом.
     После трагедии в нашу роту прибыл корреспондент окружной газеты. Он предложил мне писать о делах новой 8 роты. Я дал согласие, хотя и не выполнил своего обещания. В то время все помыслы были о доме, где я оказался спустя полгода.
     После демобилизации начиналась гражданская жизнь. Развал страны, в которую меня учили верить. Но? 18. 10. 1989 года оставило тяжёлый след в моей душе.
    

12
 
     Прошло не мало лет, когда я задал себе вопрос: «А что ты ещё можешь сделать в жизни?» Вспомнил детство: брат принёс домой одну книгу. Прочитав документальный рассказ о гибели «Титаника», я тогда был сильно поражен тем, что писатель М. Робертсон смог очень точно описать детали и будущую трагедию в водах Атлантики. Думал: «Как такое возможно?» Вспомнил и то, что всегда любил мечтать.
     В середине 2004 года я взялся за работу над фантастическим романом «Звёздная игра футбола», впоследствии переименованного в «Непокорённые высотой». Одной из причин, побудившей создать этот роман, были слова, сказанные мной летом 1985 года. Своим сверстникам я сказал следующее: «В 1986 году сборная СССР станет чемпионом мира по футболу!» Возможно, это и было бы, если бы великолепно созданный коллектив под руководством В. Лобановского не засудили в матче 1-8 финала. Мне захотелось написать свою историю к чемпионату мира по футболу 2006 года в Германии. Хотел удивить мир. Многие могут подумать: «Амбиции». На это я отвечу пословицей: «Какой солдат не мечтает стать генералом?». По ходу работы пытался придумывать что-то такое, чего на Земле ещё не было. Как-то придумал одному герою часы, которые заводятся от тепла человеческого тела. Рассказал жене. Проходит неделя - она зовёт меня к телевизору. По ТВ показывают, как такие часы японские учёные сделали. Пришлось историю с часами убрать из книги. Время шло, работа над романом набирала обороты. В голову приходили различные мысли, которые перекладывались на бумагу. В конечном итоге в феврале 2006 года работу закончил. Конечно, это был сырец, который нужно было очень скрупулезно обрабатывать. Я понял, что опубликовать уже не успею. Не долго думая, принялся за работу над продолжением первого романа. Решил сделать сюжет и т.д.
     Настал май 2006 года. За неделю до игр в Германии приходит вдохновение, я пишу ряд стихотворений на спортивную тему, которые позже помещу в этой книге.
     Весь мир ждал начала чемпионата мира по футболу в Германии. Покупаю газету. В ней наталкиваюсь на расписание матчей в группах с последующим выходом команд в стадию игр плей-офф, вплоть до финала. Начинаю отмечать в газете предположительные победу или поражение той или иной команды. Так добираюсь до финала, в котором по моему раскладу встречаются Испания и Италия. На самом деле в финале играли Франция и Италия. Победителем  называю Италию. Удивительное, что, когда, я наталкивался в газете на поединки итальянцев, закрыв глаза, я видел игру этой сборной образца 1982 года: их голубую спортивную форму маек, моменты радости итальянских игроков забивавших голы. Это был первый чемпионат мира, который я смотрел в детстве. Прихожу на работу и вывешиваю на стенку этот отрывок из газеты, где за неделю до начала чемпионата мира я назвал победителем сборную Италии. Многие смотрят и смеются. Правда, с окончанием турнира в Германии смешки закончились. Итальянцы выиграли.
     Время шло, но попыток к редактированию этого романа я не делаю. В 2007 году только немного его корректировал. Наступил 2008 год, у меня появился компьютер, и я сильно завис на сайтах Интернета. Затянуло, правда, о романах всегда говорил и дома, и на работе, потому что многое, о чём написал, начало напоминать о фантазиях в книге и их возможной реализации в реальной жизни.
     Предпоследними звонками того, что нужно продолжать работу над публикацией книги явилось произошедшее событие на зимней олимпиаде 2010 года в Канаде. Оно было описано мной в самом конце этой книги, а также строящийся стадион в Санкт-Петербурге, представляющий некое подобие супер-стадиона из этого романа. И главное на чём я хочу заострить внимание в книге - это внедрение в судейство видеоповторов.
     Все эти и многие другие события снова напомнили мне о книге. Последней каплей послужил чемпионат мира по футболу в ЮАР. Приведу ниже мою переписку в Интернете с одним человеком.

Болат  Етекбаев
* А как, по-вашему, будет на этот раз?
      21 декабря 2009 17:38
АЛЕКСАНДР ГАШИН
* Позже скажу, но не знаю, подтвердится ли.
      21 декабря 2009 17:40
Болат Етекбаев
* Испания?
      21 декабря 2009 17:40                                                                                                                                АЛЕКСАНДР ГАШИН
13
 

* Я думаю, чемпионом мира станет команда ранее не владевшая этим титулом. Испания тоже в этом списке.
      21 декабря 2009 17:49
* Не знаю почему, но я вижу красный цвет чемпионов. Это форма или ещё что-то не пойму. (После победы в финале игроки надели красные майки).
      21 декабря 2009 17:55
Болат Етекбаев
* Португалия, Дания, Швейцария рассматриваются?
      21 декабря 2009 18:14
АЛЕКСАНДР ГАШИН
* Я больше всего думаю, что Испания или Голландия! (Эти команды играли в финале 2010г.)
      21 декабря 2009 18:16
       
     Я не претендую на звание экстрасенса. Но думаю, уверен, что какая-то связь с событиями прошлых, нынешних, будущих дней и этим романом существует.
     К чемпионату мира по футболу 2010 года в ЮАР я пытался опубликовать роман и отправлял его (избранные и совсем неотредактированные главы) в некоторые издательства. Не получив ответа, немного разочаровался в надобности своего труда.
     Блуждая в Интернете и перерабатывая гигабайты информации, наткнулся на фантастический мультфильм "Галактический футбол" (его смотрели в 29 странах мира). Снят он по мотивам одноимённого рассказа Скотта Риглера. Новость о фильме снова вселила в меня уверенности.
     Середина декабря 2010 года. Я лежу на диване и смотрю прямую передачу из Цюриха, где решался вопрос о будущем хозяине чемпионата мира по футболу 2018 года. Хотя мы с женой заблаговременно знали, где пройдёт этот турнир (об этом я заранее написал Виктору Гусеву комментатору ОРТ), но пока этого не произнесли, волнение присутствовало. И вот представители России начали демонстрацию ролика про Сашу. Когда пошли первые кадры ролика, и прозвучали первые слова, мы переглянулись с супругой. Она в это время сидела у компьютера. Супруга знала этот роман не хуже моего (было дело, доконал её с ним). После просмотра ролика про Сашу смотреть было уже не интересно. Для нас всё было ясно. Получилось так, что и в ролике, и в моём романе всё произойдёт одинаково. 
     «Непокорённые высотой». Глава четвёртая: «День урок». Отрывок:                                                                                                                                                
     - Алекс! Малыш! Вставай! - будила своё чадо мать. Это я писал, вспоминая маму. И ролик про Сашу начинался с этих действий и слов.
     В январе 2011 года со мной происходит событие:
     В течение 19 лет, по нескольку раз в году, мне снилась трагедия, произошедшая 18. 10. 1989 года. А как увижу самолёт, набирающий высоту, всегда провожаю его взглядом. Отвечая себе на заданный вопрос: «Что ты можешь сделать для погибших?» я в 2009 году на сайте «Мой мир», на своей странице, создал видео и фотоальбомы под названием «Страницы Памяти Экипажа и 8 ПДР», где собираю и размещаю различный материал по данной теме. Из имеющихся дома армейских фото создал фоторолик. После этого сны о трагедии прекратились. Но мне казалось, что всего этого недостаточно. Повторюсь, с середины 2004 года я работаю над фантастическим романом о футболе. Именно с этого момента со мной стали происходить невероятные истории (выше приведены некоторые примеры).
     Когда я смотрел фильмы про 6 и 9 роты, то всегда думал: «Почему нет ничего про 8 роту, экипаж? Прошло столько лет, а о них ничего нет». Было обидно до глубины души. При работе над романом меня не покидала мысль: «А ты можешь написать книгу о 8 роте? Можешь сделать так, чтобы Память о погибших сохранилась на долгие годы? Рассказать многим людям, новым поколениям о том, что была такая рота, были такие ребята, экипаж?» И в одну из зимних ночей, в начале 2011 года, мне во сне приходит Н. Морозов, старшина срочной службы, погибший в авиакатастрофе. Он говорит: «Саня, вписывай наши фамилии в свой роман». И тут я решился сделать то, о чём долго размышлял и терзался. Когда я писал, у меня всегда были проблемы с фамилиями действующих лиц. После сна внутренний голос сказал: «Что ты мудришь? Тебе есть чьи фамилии вспомнить!» Я подумал: «А что в этом плохого? Пусть ребята участвуют и рассказывают об этой футбольной истории всему миру. Их нет с нами, но пусть через книгу они примут участие в наших делах нас, живых». Да! Сложная задача - совместить Память, футбол и фантастику. Ответственность огромна. В этот момент вспомнил слова
 

14
 
непобедимого, великого русского шахматиста А.А. Алёхина. Он говорил: «Безвыходных ситуаций не бывает!», а некая сила дополняла: «У тебя всё получиться! Ничего не бойся! И только вперёд!» У меня нет литературного образования. Нет многого, что необходимо писателям, поэтому, может, и книга написана не слишком выразительно. Но меня это не страшило. Было одно: огромное желание, порой вдохновение и неимоверный труд, десятки сотен часов работы с текстом и у компьютера в сети Интернета. Да… И многое начал осознавать. Главное для меня стало ясным - в дело Памяти можно внести свой вклад! Началась работа по внесению ребят в роман.
     Сергей Байков?!... Помню, как он рассказывал по ночам различные страшные истории. Многие из погибших и оставшихся в живых с замиранием сердца и дыхания слушали его рассказы из фильмов ужасов. Работая над книгой, я думал: «Серёга! Друг мой! Расскажи миру о стадионе, который вполне вероятно, смогут построить в будущем». Таким образом, он стал директором стадиона «Вселенная спорта». Если продолжать говорить о невероятности трагедии приведу доказательством последние слова Сергея, сказанные сослуживцу в самый канун гибели. Он говорил перед загрузкой в самолёт: «Мне приснился сон, что я никогда не вернусь домой. И очень плохое предчувствие». Он весь тот день был сам не свой.

     Ильдар Галивеев?!... «…11 октября гвардии ефрейтор Галивеев И.Н, выполняя приказ по оказанию помощи посту милиции, который блокировали хулиганствующие элементы, смело вступил в рукопашную схватку и обезвредил бандитов…» Короткие строки из наградного листа говорят о многом. В память о своём герое в его родной СОШ № 20 г. Салавата установлена мемориальная доска и открыт школьный музей. Также в его родном городе 25 04 2010 года на бульваре Салавата Юлаева был открыт мемориал, где фото и имя Ильдара находится в числе погибших воинов, участвовавших в различных боевых конфликтах.
     Вадим Воробьёв, Чингирхан Магомадов, Владимир Суслов?!... Помню о них не очень много, они были не с моего призыва. Думаю, что они имели свои планы на жизнь и вряд ли бы все остались служить в армии после срока службы. В этой связи я упомянул их авторами спортивных творений и изобретений.
     Фазлиддин Солиев?!... Собрав около тысячи сохранённых фото 8й роты и экипажа у меня оказался лишь только один его снимок. Фаза, так мы называли его, всегда был спокоен, чистоплотен и порядочен. Всё, что помню о нём, это его ответ, на заданный мною ему вопрос. По ответу было понятно, что он человек, способный постоять за себя. По эпизоду, оставшемуся в памяти, я знал, что он никогда не спрячется за спину другого, а если нужно, то всегда придёт на выручку. Я ничего не выдумываю, всё помню.
     Владимир Ананченко?!... Помню его как очень тихого и спокойного человека.
     Руслан Абазов?!... Когда я был в первом взводе, он был на должности командира отделения. Почему он везде числится рядовым, я только догадываюсь. Руслан был исполнителен и требователен как к себе, так и к своим подчинённым.
     Рамиль Исламгулов?!... Хотя он и старше меня, но пришёл в армию на полгода позже. В 8ю роту он попал после учебного центра. Я знал его не более пяти месяцев. Навсегда запомнил Рамиля, занимающего своё место в строю. Приведу короткие строки из наградного листа: «… 9 октября  гвардии ефрейтор Исламгулов Р.В. во время патрулирования у аэропорта лично, проявив мужество и героизм, задержал и обезвредил двух хулиганов, которые спровоцировали драку с милицией…»
     Племянник Рамиля Исламгулова рассказывает: «Я всем своим друзьям рассказываю про эту катастрофу, что у меня был такой дядя. У нас в Уфе есть памятник, где увековечены 4 десантника 8

15
 
роты из Башкирии. Бабушка до сих пор иногда читает письма, а вот дедушки уже нет».                         
     Александр Хазов?!... Глядя на фотографию, которую я хранил дома, часто его вспоминаю. И брата Павла, который после гибели Саши, пришёл служить в 8ю роту.
     Влад Мачитидзе?!... Из последнего письма гвардии ефрейтора Владимира: «Вот только недавно приехали мы с полевого выхода, а во вторник наш полк опять улетает в Баку... Будем мирных жителей защищать от всякой... Самолёты уже прилетели... Вот такие дела. Не успели приехать - и снова улетать. Как цыгане, кочуем по земле».
     Олег Мерзликин?!... Часто общаясь с ним, я запомнил его улыбку. Как и все ребята, он всегда справлялся со своими обязанностями и трудностями воинской службы. Вот и сейчас вспомнил один эпизод с его участием, и улыбнулся…
     Вячеслав Ровенко, Михаил Пастухов?!... Они были не из 8й роты. Пишу и думаю: «Почему в тот день наша рота летела не вся в одном самолёте. Ведь мы всегда летали вместе?» В очередной раз судьба внесла свои коррективы в историю этой катастрофы (сначала в этот самолёт было загружено другое подразделение, потом всё переигралось).
     В процессе работы я вспоминал о каждом из погибших, что осталось в моей памяти.
     Максим Болтушкин, Руслан Кутлугузин, Мурад Резник, Юрий Жуков, Владимир Гайдай, Сергей Рыбко?!... Невозможно вспомнить всего. Простите ребята, что так поздно и таким образом рассказываю о Вас. По собранным фотографиям я вспомнил практически все эпизоды с Вашим участием.
     Станислав Свинцыцкий?!... Перед этим человеком я низко склоняю голову.
     Александр Гуров?!...Лично я его не знал, но уверен, что в жизни он нисколько не уступал своему герою из книги.
     Сергей Витальевич Петров?!... Он был офицером и командиром от бога. Именно на таких, как он должны ровняться те, кто исполняет свой воинский долг, выбранный ими самими. 02 12 2011 года на здании СШ № 4 города Бор была открыта мемориальная доска. Летом 2012 года был показан документальный фильм о лейтенанте Петрове под названием «Дорога Памяти - Сергей Петров».
     Прапорщик Арсёнов?!... Юрий Николаевич всегда проявлял заботу о составе роты. Являлся нештатным фотокорреспондентом подразделения. Отчётливо помню его голос. Улыбнулся я сейчас… Вспомнил, как однажды он нас шуганул за некоторую шалость.
     Геннадий Байков?!... он был не из 8 роты. По отзывам о нём, прочитанным в сети Интернета, я понял, что его уважали многие. А самое главное, что не забыли и Помнят! Спасибо Вам, ребята!
     Игорь Стрелецкий, Паша Пузиков?!... Буду писать правду. Помню их эпизодически. Что могу сказать с уверенностью о них? Они выполняли свой долг, не уронив чести и достоинства, всегда справляясь с поставленными задачами.
     Валера Кульбицкий?!... Он был не из 8 роты. Его помнят многие сослуживцы из третьего батальона.
     Олег Васючков?!... Трудновато ему давались армейские нагрузки. Но при правильном и умелом командовании офицеров он справился с собой. А я тогда впервые увидел и понял смысл слов: «ВДВ своих не бросает!»
     Игорь Анатольевич Резниченко?!... Товарищ лейтенант! Помню Вас! Помню, как обучали военному делу. Помню, как справедливо наказывали и умело поощряли.
     Валера Шевченко?!... Отчётливо помню его голос, телодвижения, улыбку. Он был старше моего
призыва на полгода. Помню его по многим эпизодам ротной жизни.
    
16
 

     Станислав Морозов?!... у нас были одинаковые характеры. Всё, что помню о нём, сказал на страницах книги.
     По ходу сюжета фантастического романа я старался как можно лучше связать и рассказать в нём об истории установленного в городе Болграде, временного обелиска, а позже и памятника. Всегда старался напомнить читателям о трагедии, 8 роте и воздушно-десантных войсках. Это дань Памяти воинам десантникам, погибшим при исполнении воинского долга.
     Валера Мостовский?!... Валеру в роте уважали за трудолюбие и рвение в исполнении своих обязанностей. Позже я узнал следующее: «В канун трагедии он был избран комсоргом нашей роты». Когда я увидел в Интернете обращение его родителей к людям (оно опубликовано на последних страницах книги) то представил всю их боль и страдания.
     Чуйкин?!... Влад - так мы его всегда называли. Неординарный человек. Я чувствовал в нём качества лидера, умеющего сплотить вокруг себя людей. И в книге он занял место одного из главных героев. Это всё у меня получалось не специально. Позже понял, что жизнь сама многое расставляла и помогала мне в работе над книгой. Если вы, уважаемые читатели, обратите внимание на дату его рождения, то увидите её соответствие дате гибели. А теперь представьте всё… Всё в этом мире не просто так, и подтверждением этому служат слова, сказанные мне его супругой, Ольгой: «А я в ночь с 17го на 18е видела сон, утром бабушке своей рассказываю, а она мне говорит: «Никому не рассказывай, сон плохой». Так и получилось, сон в руку. А когда по ТВ передали, что самолёт разбился, я прямо заметалась по квартире, давай свёкру звонить, а он меня успокаивает, говорит: «Они же в Болграде, что им в Баку делать». Я к его родителям собиралась, и тут с военкомата пришли... Тогда мне казалось, что жизнь кончена. Я не представляла, как я буду без него. Если бы не дочь Яна, не знаю...»
     Евгений Николаевич Бородулин?!... Отличный политрук! Смотря фильм о 9й роте, всегда вспоминаю его.
     Вот уже на протяжении двух лет я просыпаюсь, бодрствую и ложусь спать, думая о них. Работая, смотрю на их фотографии. После паузы размышлений продолжаю работу. Думаю о родных и близких погибших, о тех, кто помог мне в написании книги. К сожалению, у многих людей остались в памяти только дата трагедии. Эти выводы я сделал после того, как многим предлагал мне помочь, но это было как горох об стенку. Жаль, что однополчане остались в стороне. Особенно это касается вас, восьмиротники. «Спасибо, сынки, хоть вы живы». Эти слова были сказаны одной из узбекских матерей в канун похорон в Болграде… Откликнулись единицы. Слава Богу, что есть ещё люди, которым не безразличны судьбы ребят - десантников, командиров, экипажа. Я имею в виду тех, кто на деле прилагает усилия для сохранения Памяти о погибших. Спасибо всем Вам!
     Многие порой меня не понимали, когда я им рассказывал о романе. Всегда, работая над книгой, я задавал себе вопрос: «А ты имеешь право выразить таким образом свою Память и скорбь?» И всегда отвечал: «Это часть твоей жизни. Имеешь!» Уже когда я работал над этим вступлением, то увидел одну передачу, в которой был ответ на всегда мучивший меня вопрос. В ней рассказывалось о статуе Иисуса Христа. Она находилась в небольшой бухте, на глубине нескольких метров под водой. Иисус стоял с поднятыми кверху руками, его взор из бездны был обращён к поверхности воды, сквозь которую были видны лучи светящегося солнца. Автор показа комментировал: «В 1947 году в этом месте вели работу аквалангисты. Один из них во время работ погибает. Спустя некоторое время друг погибшего аквалангиста на месте гибели в дань о его Памяти устанавливает статую Иисуса». Я подумал: «Необычное выражение скорби. В этом нет ничего предосудительного, точно так же, как и в моей книге, которую я посвятил Подвигу и погибшим товарищам».
     Сергей Япрынцев?!... Из воспоминаний Тамары Ситдиковой: «Перед армией он, как бы в шутку, сказал: «Я погибну, меня наградят орденом и обо мне напишут в газете». Всё так и произошло. Что это? Его фантазии или...? Наверное, у человека все-таки есть шестое чувство. Из статьи Е.Смирнова: «...12 октября гвардии ефрейтор Япрынцев С. М. участвовал в задержании граждан, нарушающих общественный порядок. Проявив смелость и решительность, он не дал им возможности скрыться на автомобиле. У нарушителей изъято холодное оружие и антисоветские листовки». В городе Стерлитамак, где живёт и работает его мама, по одному городскому маршруту ходит троллейбус имени Сергея Япрынцева. Так его земляки чтят Память о своём герое. Отрывок из стихотворения, написанного тётей Сергея Галиной Евгеньевной Савельевой:
     Нет, неправда, что мы забываем
     Тех, кого небеса забывают.
    

 

17

     Если скажут: «Сергея нет рядом»,
     Вы не верьте, живей не бывает.
     Разве можно детей забывать?!!!
     Виталий Трохалёв?!... Очень хорошо помню его. Помню многие фрагменты его жизни. В те моменты он подвигов не совершал. Мы служили, смеялись, было и другое. Часто вспоминаю один эпизод: Виталий читает письмо и улыбается. Это он читал письмо от жены, написанное мной. Ох, и пошутили мы тогда! Весь первый взвод до самого отбоя смеялся. Я уверен! Он не дрогнул в час испытания! Помню момент его опознания, но об этом не хочу говорить.
     Дмитрий Орестович Ковригин?!... Мой земляк. Информации о нём практически не имею. Знаю только одно: существуют ещё на земле гниды, которые старались списать на него грехи одного отщепенца. Это я узнал из переписки по Интернету. Позже всё встало на свои места, бандита поймали. Имя Дмитрия осталось чистым.
     Вахид?!... Гиесидин Вахидов - один из гигантов 8 роты. Зная о своей силе, он никогда не применял её в корыстных целях. Воистину он обладал железными нервами и хваткой. Частенько готовил узбекский плов, пока мы несли наряд по столовой, и позже всех без исключения им угощал, пусть был это дух, черпак или дембель. В трудную для меня минуту, он одним из первых пришёл на выручку.
     Игорь Кузнецов?!... Кузя был очень добрым человеком. Помню тембр его голоса, улыбку, манеру движения и жестов. Он всегда был готов поделиться последним со своими товарищами. По моей просьбе однополчанин Олег Сапёлкин сходил к его маме. Встретившись с ней, он узнал, что в тяжёлый момент мама Игоря продала его орден. На то значит были причины. Также он сделал снимки его некоторых документов и рисунка, сделанного Игорем в детстве. Его мама всю жизнь хранит этот рисунок. На нём изображён самолёт, у которого отделён хвост от фюзеляжа. Со слов очевидцев трагедии, когда ИЛ 76 рухнул в воды Каспия, он вонзился носом в морское дно, и над водой остался торчать хвост самолёта.
     Виктор Мотузка, Сергей Чугай?!... У меня нет музыкального образования и слуха, но я всегда отчётливо помню многие голоса по памяти. Если бы в темноте они мне что-нибудь сказали, то я сразу бы вспомнил, кому они принадлежат: звонкий голос Виктора и в чём-то необычный голос Сергея.
     Сергей Терёхин?!... Терёха… Многие из нас обращались к нему именно так. Надёжный товарищ, умеющий шутить и быть серьёзным.
     Адхамжон Кучкаров?!... Как и все узбеки нашей роты, он был исполнителен, с уважением относился к своим обязанностям и товарищам. Он знал, что я родом из Азии, и в момент получения посылок из дома всегда звал и угощал различными вкусностями, говоря при этом: «Саня, поешь мои угощения и вспомни свой дом, мы же почти соседи». Это был человек, на которого всегда можно было положиться. Такие, как Адхамжон, в бою не дрогнут. Проверено… Уважаемая Журахон апа (мама)! Я помню Ваши слова. Помню и ношу в сердце их всю жизнь. Делаю всё, что в моих силах. Буду помнить всех и всегда!
     Авиаторы?!... Прав Владимир Зиновьев в вступительной статье: «В жизни бывает много различных совпадений и случайностей». Его слова подтвердила своим рассказом Ирина Петрий (Андреева): «Накануне этой трагедии мне снились сны, тяжелые: война, летят вертолеты, и вдруг мне звонит Женя и говорит: «Я погиб». Я кричу в трубку: «Так не может быть, ведь я тебя люблю...» И просыпаюсь. Но в то время я не придала значения, а когда все случилось... И ещё один эпизод: «Как-то вечером сидели

18

на кухне с Женей, ужинали, а он мне говорит: «Вот умру, только фамилию сыну не меняй». Я обиделась, даже поругались. А вот как всё случилось...

     Александр Николаевич Калмыков, Фасхадин Закиров, Валерий Викторович Вологин, Юрий Николаевич Гавриков, Игорь Александрович Краюхин, Александр Владимирович Андрияш, Евгений Викторович Андреев, Александр Николаевич Пестерев, Алексей Хачуевич Гашимов, ?!... Я никого из них не знал. С годами понял: «В те минуты они выполняли свой долг, совершая Подвиг!» Я пишу эти строки, а из глаз текут слёзы. Задаю себе вопрос: «Что в моих силах сделать для экипажа?» Отвечаю: «Могу лишь вписать их в эту необыкновенную футбольную историю, в которой по мере разумного подхода можно вспомнить всех». Отрывок из письма Николая Дели: « В состав экипажа ВТА ИЛ-76МД входят семь человек, но на борту 569го находились ещё два специалиста наземной службы: инженер по АО майор Краюхин и старший техник группы обслуживания авиационной эскадрильи по АВ старший лейтенант Гашимов. Повторюсь, перелёт совершал полк, а не одиночные самолёты, и в таких ситуациях для проведения предполётных подготовок и осмотров, всегда летят наземные специалисты по всем службам. Это была среда, игры еврокубковых турниров. Майор Краюхин и старший лейтенант Гашимов сели на командирский самолёт, чтобы успеть на футбол, который начинался в пределах 22х часов – это примерное время посадки в Арцизе, а там минут десять на командирской машине с аэродрома до дому. Хотя представители наземных служб, обычно летали на замыкающих самолётах. Это уже не для прессы, а так для того, чтобы ты знал более подробно обо всём, что касается того дня. Видишь сколько многого вокруг самолёта 569ть: у одного экипажа командир в отпуске, затем в Кривом Роге пересели на другой самолёт, потом радист, который должен был получить допуск начальника связи к самостоятельным полётам и который проспал и не полетел, специалисты наземных служб, чтобы успеть посмотреть футбол подсели на этот самолёт. Наверное, это воля всевышнего или как мы на земле называем Судьба»………………………… 
     От прочитанного меня переполняли эмоции. Закурил. Думал: « Спешили на футбол… Вот Вы и в книге о футболе. Ничего мужики, мы ещё сыграем».     
     В дань Памяти о погибших, именно о его командире, снят короткий документальный фильм: «Полёт длиною в жизнь».
     По предложению Евгения Смирнова в декабре 2011 года я направился в Национальную библиотеку Республики Казахстан,

19

расположенную в городе Алматы. После недолгого времени поисков в архивах был найден журнал «Кругозор», в котором была на мягкой пластинке запись «чёрного ящика». Читая материалы о трагедии в зале для посетителей, я еле сдерживал катившиеся из глаз слёзы, отвернувшись от присутствующих в сторону окна. В те минуты я вспоминал многие эпизоды, связанные с армейской жизнью, и всех погибших.
     Позже в здании библиотеки при помощи её сотрудников эта запись была переведена в цифровой формат (на фото фрагмент сканирования), которую также разместил на страницах Интернета. Работая с книгой, я сотни раз включал её и, слушая, печатал текст, временами останавливаясь, чтобы вытереть платком глаза. По голосам, которые слышны на записи «чёрного ящика», понятна вся сложность и ответственность происходящего.    
     Из слов генерал-лейтенанта Е. Русанова: «С первых же секунд ава¬рийной ситуации экипаж действовал чётко и хладнокровно. Никакой спешки в радиообмене, что порой бывает в сходных ситуациях у некоторых экипажей многоместных самолётов, здесь не отмечалось - шла обычная коллективная работа понимающих друг друга с полуслова профессионалов».
     Николай Дели пишет: «Хочу акцентировать внимание на Подвиг старшего воздушного стрелка прапорщика Андрияша Саши, который в том полёте увидел настоящий ад, и остался верен своему долгу, командиру и экипажу. При обычных полётах, вне военных действий, воздушный стрелок выполняет функции бортмеханика и следит за задней полусферой самолёта. ИЛ 76 оборудован автоматической системой РИ-65, которая предупреждает экипаж женским голосом в аварийных ситуациях. В кабине экипажа каждый лётчик занимался своим делом: следили за приборами, вели радиосвязь, смотрели на приближающуюся полосу. Она в ночное время видна очень хорошо и далеко. Не дотянули каких-то полторы, две минуты лёту, а стрелок в корме видел этот пылающий ужас и всё больше разгорающееся пламя. В это время можно сказать он был, повторюсь, в настоящем аду. Пламя достигло кабины стрелка. От высокой температуры начали плавиться окна кабины. Но слышен его спокойный голос: «Командир, второй двигатель отвалился, крыло рушиться». Комиссия затем установит, что температура в кабине стрелка в тот момент была не менее плюс 180 градусов. Много было разговоров, почему хотя бы стрелок не выпрыгнул, чтобы хоть один остался в живых. Но тут несколько причин: команды командира не было, он до последнего следил за происходящим с тыла, и главное весь экипаж был уверен, что совершит посадку. У Саши был парашют, лодка, спасательный жилет, аварийный запас, но самое главное он до конца оставался на своём рабочем месте, выполняя свои функции… Совершая Подвиг! Когда Сашу нашли в кабине на дне, говорят он был накрыт кожаной курткой. Лётному составу кожаные куртки выдавали не для красоты, а на случай пожара, и перчатки тоже. По словам очевидцев, было два взрыва. Первый в воздухе, второй при прикосновении с водой. Местным жителям показалось, что спускается парашют, думали стрелок выпрыгнул, но это после взрыва из грузовой кабины, скорее всего швартовочные сетки полетели, поэтому и показалось, что это был парашют. Саша Андрияш был активным участником художественной самодеятельности играл на баравнах в полковом ВИА».
     Спустя несколько дней после катастрофы над Каспием, в полку военно-транспортной авиации однополчане погибшего экипажа 569-го, молча, с комом в горле, слушали записанный на магнитную ленту радиообмен с руководителями полётов и теми, кто был уже обречён.    
    
     Авиаторы без паники выполняли свой долг. Это последние слова, которые легли на магнитную ленту:   
     На фото изображён «чёрный ящик».
 

20

18.27.43.                                                                                                                                                                               Доклад воздушного стрелка А. Андрияша: «Командир, у нас левый двигатель горит!»                                                                     18.27.47.                                                                                                                                                                  Полковник Калмы¬ков: «Применить пожаротуше¬ние!» (команда на долю секунды опережает «железный» голос автоматического речево¬го информатора: «Пожар, я - борт 76569, пожар, я - борт 76569, пожар!»).                                                                                                                                                              18.27.57.                                                                                                                                                                           Доклад старшего борттехника Е. Андреева: «Си¬стема пожаротушения сработала...»                                    18.28.00-18.28.58.                                                                                                                                                         Воздушный стрелок: «Командир, вижу пламя!»                                                                                              Применяются вторая и третья очереди пожаро¬тушения.                                                                                   Помощник командира корабля В. Вологин докладывает руководителю полёта о заходе на экстренную посадку на аэродром вылета.                                                                                                                                       18.29.00-18.29.53.                                                                                                                                                Руководитель полётов: «Заходите на посадку, полосу вам освобождают».                                                      Воздушный стрелок: «Командир, пожар продолжается!»                                                                                              Речевой информатор: «Крен велик! Крен велик!»                                                                                               Командир: «Сильно горит двигатель? Удаление от точки, штурман?»                                                    18.30.03-18.30.58.                                                                                                                                                   Воздушный стрелок: «Да, горит очень сильно... Двигатель отваливается... Закрылки, закрылки горят». (Во время снижения горящий двигатель отделился от самолёта и упал в районе химического завода.)                                                                                                                                                                                Помощник командира корабля: «Так, закрылки не выпускаю»                                                                              Командир: «Шасси выпустить!»                                                                                                                                 Старший борттехник: «Шасси задние выпустились, передние - нет... Командир, аварийный выпуск надо применять».                                                                                                                                                                Командир: «Давай аварийно... Ну как там, потухло, нет?..»                                                                                  18.31.00-18.31.53.                                                                                                                                                      Воздушный стрелок: «Да, командир, пламя уменьшилось, но горит, перед крылом как будто, я не вижу...»                                                                                                                                                                                     На четвертой минуте пожара пламя на двигателе, как доложил стрелок,  уменьшилось, а с земли руководитель полётов сообщил экипажу, что факела за самолётом не стало.                                                                                                                                                          Устанавливается по прибору атмосферное давление в районе аэродрома.                                                       Помощник командира корабля: «Я-569-й, разрешите снижение?»                                                                     Руководитель полётов: «Разрешаю! Стройте заход вправо».                                                                                    Помощник командира корабля: «Понял, вправо разрешили снижение, приступил к снижению...»                                                                                                                                                               18.32.00-18.32.59.                                                                                                                                                 Командир: «Малый газ!»                                                                                                                                                Старший борттехник: «Малый газ установлен».                                                                                                        Командир: «Пожарный, санитарный посты, как положено...»                                                                         Воздушный стрелок: «Командир, пламя снова...»                                                                                                    Помощник командира корабля - руководителю полётов: «Прошу санитарную и пожарную на полосу». Старший борттехник: «Левая передняя стойка шасси не выпустилась, не до конца выпущена, коман¬дир».                                                                                                                                                                 Командир: «Аварийно!»                                                                                                                                                      Старший борттехник: «Аварийно выпускаю».                                                                                                    Штурман Ф. Закиров: «Командир, доворачиваем вправо на посадку... вправо».                                         18.33.01-18.33.58.                                                                                                                                                    Уточняется курс. Воздушный стрелок: «Горит плоскость».                                                                                          Старший борттехник: «Пожарная система не сработала, командир!»                                                                  Командир: «Ещё раз попробуй!»                                                                                                                                    Старший борттехник: «Включил пожарную… Не включается, кран не открыва¬ется…»                                                                              18.34.00-18.36.58.                                                                                                                                                     Командир: «Посадка без выпуска механизации, с голым крылом!»                                                                           Старший борттехник: «Шасси выпустились».                                                                                                             Коман¬дир: «Система пожаротушения?»                                                                                                                   Старший борттехник: «Пожарный кран перекрыт!» Генерал-лейтенант авиации Е. Русанов:
21
«Трагическая развязка наступила за минуту до приземления, когда казалось, что всё позади. Но к этому времени левая плоскость, прогорев, потеряла несущие качества. Самолёт вошёл в левый крен. Резко увеличилась скорость снижения. Исправить положение не хватило рулей...»                                                                                                                                
     Дальше счёт пошёл уже на секунды.
     На этом рисунке показано, как борт А.Н. Калмыкова отсчитывает последние секунды полёта. Фото предоставил А. Кузнецов.
18.37.03. Руководитель полётов: «5б9-й, влево пять «градусов» возьмите».                                                                                                                                                                                                                                06. Воздушный стрелок: «Командир, крыло рушится, плоскость горит!»                                                                       13. Штурман: «Удаление - десять километров».                                                                                               21. Командир: «Пожарный, санитарный пост».                                                                                                   23. Руководитель полётов: «569-й, контроль за высотой!»                                                                                                    39. Командир: «Борттехнику по АДО приготовиться к открытию дверей и люков!»                                       42. Руководитель полётов: «До полосы восемь. На курсе 569-й »                                                                                      45. Борттехник по авиационно-десантному оборудованию А. Пестерев: «К открытию дверей и люков готов!»                                                                                                                                                                                       48. Командир: «Хорошо, по команде».                                                                                                                49. Речевой информатор, записанный женским голосом: «Угол атаки уменьшить!»                                                                                             58. Помощник командира корабля: «Командир, от себя!»                                                                                18.38.03. Руководитель полётов: «569-й, не снижайтесь, удаление шесть».                                                                   08. Речевой информатор: «Крен велик!...»
Потом - взрыв........................................................................................................................................................
     А. Мурсалиев: «Столб огня, взметнувшийся на высоту до 50 метров, на мгновение осветил всё вокруг. Люди из близлежащих домов высыпали на берег, тщетно вглядываясь в темноту. Но уже через пять минут в море выш¬ла первая лодка - надувная вёсельная. Еще через несколь¬ко минут её обогнала мотор¬ка - весь имеющийся в нали¬чии флот спасательной стан¬ции».                                                                                           
     - Было темно, но мы при¬мерно запомнили, место паде¬ния самолёта и уже минут через 15 заметили хвост, торчащий из воды, - рассказывает на¬чальник спасательной станции Назим Гашимов. - Зажгли
 

 

22

факелы. Заметили пятно располз¬шегося по поверхности керо¬сина, в котором плавали об¬ломки. Долго кружили, крича¬ли, звали. Но, увы, никто уже нас услышать не мог. Нашли мы только спинку от кресла пилота да спальный мешок.
     Генерал-лейтенант авиации Е. Русанов: «Экипаж до последней секунды боролся с аварийной ситуацией. Бортовой самописец бесстрастно зафиксировал огромные физические усилия лётчиков на штурвалы, которых авиаторы не бросили до самого прекращения записи».
      Е. Жирнов: «Подвезенные к берегу прожек¬торы высвечивали в ночной тьме только хвост самолёта и волны. Вновь с надрывным гулом взлетит «чёрный тюльпан», сно¬ва будут литься слёзы».
     Подполковник В. Коржавых. (Спец. корр. «Правды»): «Погибли люди. Подлинные профессионалы, которые лю¬били своё дело большой, преданной и некрикливой любовью. Они достойно жили и точно так же вели себя в гибельной ситуации. Никто не схватился за парашют, хотя был он у каждого из экипажа под рукой. Не сомневаюсь: никто ни на миг не забыл, что за спиной - с полсотни пассажиров».
     В Память об экипаже и 8 роте ансамблем «Голубые береты» была написана песня «Падала синяя птица»

Синяя птица падала в море,
Синяя птица с пробитым крылом.
Рядом парило чёрное горе,
Гостем незваным входя в каждый дом.
Вскрикнула мама, хватаясь за сердце,
Крепче ребёнка прижала жена.
Синяя птица падала в море,
Словно горящая в небе звезда.

А он ещё кричал: «Держись!»
А они ещё живы были!
И земля взорвалась огнём,
Когда в воду они уходили.
А он ещё кричал: «Держись!»
А они ещё живы были!
И земля взорвалась огнём,
Когда в воду они уходили.                                                                                                                                            Синяя птица падала в море,

Криком тоскливым пугая детей.
В синем просторе горящие крылья
К смерти толкали горящих людей.
Вот и обнялись десантник и лётчик,
Дети и братья одной синевы,
В пламени мрамора, в стоне гранита
Символ отваги и скорби они!

- Командир! Пожар в правом двигателе!
- Включить пожарную систему!
- Пожарные системы включены.
- Всему экипажу приготовиться к открытию дверей и люков!
- 561! Идёте мимо полосы!
- Командир, держись!
держись...
держись...
держись ...

23


     По моей просьбе автор песни Юрий Слатов рассказал историю её создания: «История достаточно проста. Сама трагедия, случившаяся тогда в Насосном, просто оглушила. Тем более, что нам вскоре предстояла поездка в Болград. Сразу появилась идея написать песню, посвящённую 8 роте. И тут произошёл удивительный случай. Мы возвращались из Алма-Аты на военном Ил-76. Во время полёта к нам с Сергеем Яровым подошёл прапорщик - лётчик, член экипажа самолёта. Он передал нам приглашение командира подняться в кабину. Познакомились с командиром - им оказался родной брат командира авиаполка из Арциза, который пилотировал погибший самолёт. Он и передал нам кассету с последними переговорами экипажа с землёй перед катастрофой. На концертах мы ставили эту запись почти полностью, около двух минут... И вскоре появилась и сама песня "Падала синяя птица"...»
     Николай Дели пишет: «У меня дома хранятся кассеты МС-61 (один из элементов «чёрного ящика», внутренние и внешние переговоры) от предыдущих полётов. 569й был оборудован системой СИВ. Это такой аппарат вставляется в лобовое стекло лётчиков, который автоматически устанавливает видимость, когда хорошая видимость, а когда нужно совершать посадку только по приборам. Так на одной из кассет А.Н. Калмыков проверял многих лётчиков полка. На другой кассете командировки в Баку, Ереван, Мары. В подтверждении моих слов храниться шлемофон с моей фамилией, который подняли с Каспия. Когда привезли супруге Ю.Н. Гаврикова Ире (к сожалению тоже покойной) она мне говорит: «Коля, я же знаю, что это не Юрин шлемофон». Я ей принёс с командирского самолёта шлемофон Юрия Николаевича».
     Николай Николаевич Зорев?!... Мужественный человек! Помню, как он вызвал меня к себе в кабинет и долго рассматривал фотографию в моём военном билете, временами переводя свой взгляд на меня. Помню, как он перевёл меня из первого взвода (погибшего) в третий и сделал из автоматчика пулемётчиком. Ох, и недоволен я был тогда! Позже это, как и смерть отца (по этой причине я не был в Баку), сыграли свою роль в том, что я остался жив. Помню, как узнал о трагедии: всё произошло так же, как я почувствовал смерть отца за тысячи километров. Ещё до трагедии я всегда гордился ротным. Всегда восхищался, когда видел на его груди орден «Красной звезды». Думал: «Под командованием этого командира не страшно будет в бою». Годы не стёрли наш последний с ним взгляд друг на друга. Это произошло в начале 20х чисел сентября 1989 года на полигоне в Тарутино. У ротного взгляд был необыкновенный. Он в буквальном смысле слова пронизывал взглядом человека насквозь. Помню последний его взгляд и интонацию голоса, когда он передавал мне телеграмму о смерти отца. В этом взгляде было многое. Мне всю жизнь казалось, что он что-то чувствовал в тот момент. Так прошло наше с ним расставание в этой жизни. Николай Николаевич всегда принимал смелые и верные решения, и поэтому у меня сложилась только самая добрая Память о нём. И в этой книге Н.Н. Зорев по праву станет у руля боевой команды футболистов.
      Старшина Н.Г. Морозов?!... Его не просто так командир роты назначил на эту должность, которая должна совмещать в себе решительность, справедливость, честность и многие другие положительные качества человека. Не редко вспоминаю моменты, когда Николай командовал ротой, ведя нас на различные мероприятия. Под его голос и слова: «Раз, раз, раз, два, три». Мы чеканили шаг и шли все в ногу. Поэтому в этой книге именно он выступает в своём послании, за справедливую и честную игру. Николаю оставалось служить не более трёх недель.
     Юрий Лаков?!... Помню, как он прибыл в роту. Весь загорелый, молодой, рослый и немножко растерянный от перемены места службы (после карантина). Он только начинал жизненный путь и службу, как и многие из них.
     Ильдар Зарипов?!... Практически не помню его. По собранным фото и материалам, присланным Р. Асадуллиной и Е. Смирновым, я многое узнал об этом человеке. Изучая их, сделал следующие выводы: Ильдар обладал качествами человека, умеющего ставить перед собой цели и добиваться их решения. Он умел помогать слабым, и многие остались благодарны ему в этом. Ильдар любил спорт. Мечтал о том, чтобы у себя на родине открыть спортивные секции и воспитывать в них подрастающее поколение здоровых и сильных духом людей, будущих защитников Отечества, будущих чемпионов. Но судьба внесла свои нелепые коррективы. Честно скажу: «Изучая материалы о нём, я думал, что он не будет против этой книги». И снова, работая с книгой, делаю вывод: неспроста я пишу о нём последним, всё происходит так, как будто он наставляет меня и говорит: «Не сдавайся! Иди к победе!»
     Прежде чем вписывать их имена в роман, я начал советоваться со своими родными, родными погибших, близкими, друзьями, однополчанами и тд. Ни один человек не сказал мне слова против, наоборот. Их поддержка была для меня очень важна. Особую моральную поддержку оказала Тамара Ситдикова (Полотненко), девушка погибшего С. Япрынцева, а также многие родные погибших.
 

24


Получив письмо от мамы Сергея Япрынцева, Александры Евгеньевны, я окончательно поверил в полезность своего труда. Она писала: «Здравствуй, Саша! Прочитав твоё письмо, хочу сказать тебе большое материнское спасибо. Серёжа ещё в детстве любил фантазировать, занимался музыкой, любил жизнь и интересовался, есть ли жизнь на других планетах? Для нас главное, что память о наших детях будет храниться не только в музеях, но и в книге, которую многие будут читать. Хочу передать огромный привет твоей семье и пожелать успехов во всём, здоровья и всего самого наилучшего. Твою книгу одобряю. Буду рада, если приедете в гости. С приветом, Александра Евгеньевна!»  И даже имея абсолютное большинство меня поддержавших, волнение и ответственность не покидали меня. Работая над материалом книги, где переплёлся футбол и Память, я изучил массу материалов о трагедии. Многие факты, рассказанные родными, близкими и однополчанами погибших, убедили меня в том, что эта трагедия была в какой-то мере необычным трагическим случаем. Хитросплетения судьбы вели жизни всех погибших и многих оставшихся жить неведомым для всех курсом.
     Николай Дели пишет: «Ещё один момент. ВТА и ВДВ - это всегда не разделимо, потому что жизнь десантников всегда зависела от лётчиков. Но пойми, в тот момент в самолёте они были пассажирами, и всю борьбу за жизнь десантников и свою вёл экипаж».
     Специально отвечу на страницах книги, чтобы раз и навсегда закрыть эту тему: «Десантники летели не в самолёте Аэрофлота, и не куда нибудь на Багамы. Они выполняли свой гражданский долг, приказ Родины и Правительства. Как и многие их сослуживцы, десантники стойко и мужественно переносили все тяготы и лишения воинской службы (в данном случае неоднократно участвуя в локальных конфликтах). Есть правило в футболе: игра завершается со свистком судьи. Так вот, они были не дома и даже не в Болграде, а как принято сейчас называть в «горячей точке». Многие из нас прошли это всё и остались живы. Есть только одно «НО», они отдали свои жизни, во имя мира и жизней многих людей, втянутых в нелепые межнациональные конфликты». «Мужчины умирают, если нужно, и потому в веках живут ОНИИИИИ!» - слова из песни Маршала, Солдат.
     После всего вышесказанного я понял смысл многих событий, произошедших в моей жизни. Понял, к каким датам и событиям прошлого, настоящего и будущего вела мою книгу судьба.

      PS.  Крайне малые и сжатые сведения о более, чем половине погибших не позволяли мне сделать другую книгу. В разговоре с корректором был поднят вопрос о Памяти и возможной другой книги о трагедии. Я ей ответил: «Поиски полной информации о многих ещё займут немало времени. Да и вряд ли уже кто напишет о них. В этой связи я принял решение сделать книгу такой, какая она перед Вами. Я поставил перед собой задачу: пусть через футбол, спорт и фантастику я должен рассказать многим людям и новым поколениям, что была такая рота и экипаж. После выхода этой книги в свет, может быть, найдутся те, кто сможет сделать другую книгу. Возможно, снимут полнометражный фильм, как это было сделано в Память о 6й и 9й ротах. Не исключаю возможности создания мультипликационного фильма. Возможно, появятся другие варианты Памяти, как, к примеру, концерт в городе Иваново. Думаю, что книга будет переиздаваться, и появится много фотографий и другой информации о ребятах, которые останутся в наших сердцах. Считаю, что свой долг в деле Памяти выполняю по мере своих возможностей».
     Более 20ти лет я носил это в душе, ни с кем не делясь: «Увидев самолёт, набирающий высоту, всегда провожаю его взглядом. Даже просто услышав его звук и не имея возможности выйти, чтобы увидеть его, я мгновенно отключаюсь от работы и других мыслей, вслушиваюсь в рёв двигателей до тех пор, пока расстояние не разделит нас».
    

25

     Николай Дели пишет: «Знаешь, я высылал тебе в основном, то, что касается экипажа, а вот потусторонние чувства как у некоторых тобой описанных, если правильно назвать исторических персонажей, ведь всё было в реальной жизни, и у меня тоже были. У меня был самолёт из пластилина ИЛ 76. Незадолго до катастрофы у него отвалился первый двигатель на левой плоскости, как раз тот, который начал гореть у экипажа Калмыкова. Это могут подтвердить моя дочь, бывшая супруга, соседи. Затем, примерно недели за три до катастрофы я прилетел из командировки. Из военного городка в городском автобусе ехал домой. Живу я в самом городе. Впереди шла похоронная процессия. Справа от дороги была объездная грунтовка, ЗИЛ 130 из аэродромовского автобата не стал тянуться сзади, а просто по грунтовке объехал и пошёл себе дальше. В автобусе одна пожилая женщина высказала такую фразу: «Плохая примета, скоро будет много гробов». Я, почему-то подумал, что она предвидела какое-то ДТП, но не как не авиакатастрофу. В это тяжело поверить, но это действительно, правда».
     Ранее много было сказано о совпадениях и случайностях. Хочу сказать ещё об одном совпадении или случайности - это уже решать Вам уважаемые читатели. Николай Дели вспоминает: «В 1990 году авиационному полку, которым командовал А.Н. Калмыков, вручили переходящее знамя лучшего полка ВТА. М.С. Горбачёв (Президент СССР), лично присутствовал на учениях, где принимал участие Арцизкий полк». В том же 1990 году 217 полк ВДВ получает Вымпел Министра Обороны СССР, что в третий раз знаменует о признании полка лучшим в стране. Наверное, тысячи людей, кто служил в этих полках, гордились этим и рассказывали своим родным и близким. Думаю. Уверен - это не простое совпадение. Экипаж и десантники, погибшие в трагедии над Баку, своим Подвигом и жизнями внесли свой вклад в признании полков ВТА и ВДВ лучшими в стране.
     - Склоните головы перед людьми, не успевшими даже попрощаться с нами, оставшимися жить! Они не успели… Борис Барышников «Тайны «чёрного ящика».

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (14 оценки)

Комментарии

Непокорённые высотой - Звёздные игры футбола - http://www.proza.ru/2016/11/18/307