2011 год. Официальные "скачки", Псков

Летом 2011 года в Пскове прошли  соревнования разведгрупп спецназначения на первенство Вооруженных Сил РФ.  На них побывал военный обозреватель "Российской газеты" Сергей Птичкин.

Предлагаем вашему вниманию классный интернет-боевик с остросюжетным профессиональным репортажем, достойно сдобренный массой интересных фотоматериалов. Дело, начавшееся в далеких 60-70-х годах прошлого столетия, как никогда живо и даже процветает. Не забывайте смотреть по ссылкам полные версии фотоальбомов с каждого дня соревнований.

Заслуживают исключительной похвалы как отвлеченные "лирические" отступления с размышлениями автора материала, так и исторические экскурсы в прошлое (а как оно было раньше?). Читается на одном дыхании...

P.S. И конечно же неплохо оценить для самого себя серьезный уровень эволюции в данном ремесле. Дело того стоит, уж поверьте.

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (14 оценки)

Тропа разведчика. День первый

Начались соревнования разведгрупп спецназначения на первенство Вооруженных Сил РФ. Каждое такое соревнование уникально и неповторимо по своей сути. А нынешнее можно считать рубежным - спецназ впервые покажет свои возможности после кардинальной реформации, которой он подвергался в течение минувших двух лет. Официальное открытие соревнований прошло достаточно скромно в воскресенье, 24 июля. В понедельник, 25 июля, все группы ушли в поле, а точнее - в лес.

Интересна сама предыстория таких соревнований, которые на спецназовском сленге когда-то именовались "скачками".

Подразделения специальной разведки были созданы после Великой Отечественной. Их подчинили напрямую начальнику Генштаба и засекретили больше, чем ядерное оружие. Про атомную бомбу народ хоть знал, и об испытаниях ядерного оружия сообщалось регулярно, не было тайной и наличие у нас межконтинентальных ракет стратегического назначения. А вот о спецназе ГРУ не знали даже многие очень высокопоставленные генералы Минобороны. Причин тому было много, говорить задним числом о целесообразности столь строгой секретности сейчас не стоит. Однако сами руководители специальной разведки со временем осознали, что излишняя закрытость и полная изолированность их частей не лучшим способом сказывается на боевой подготовке и, главное, на объективной оценке достижений и просчетов. Было решено собирать с каждой бригады спецназа по одной группе и устраивать между ними соревнования.

Первые прошли в 1975 году. Победила в них разведгруппа из ГСВГ - Группы Советских Войск в Германии. И это было логично. Спецназовцы "немецкой" бригады в случае угрозы мировой войны должны были быть способны практически мгновенно уничтожить всю инфраструктуру боевого управления войсками НАТО в Западной Европе и все базы тактических и даже стратегических ракет, там, где они находились. Соревнования 1975 года показали, что спецназ ГСВГ не только лучший в Вооруженных Силах СССР, но и в мире. "Зеленые береты" в сравнении с ними были просто детьми-бойскаутами, что наглядно подтвердилось двадцать два года спустя. Первые соревнования показали, что они являются очень объективным индикатором боевой подготовки. Их стали проводить регулярно.

В 1993 году на такие соревнования впервые допустили прессу, правда, исключительно "военную", подчиненную Минобороны. В 1997 году произошло вообще, казалось бы, невероятное. Помериться силами с российскими разведчиками приехали их недавние главные враги - "зеленые береты" и "морские котики" армии США. Смотрелись янки очень ярко - это были настоящие крутые очень мускулистые рейнджеры лет под двадцать пять - тридцать каждый. На их фоне наши девятнадцатилетние мальчишки, пусть и спецназовцы, выглядели как-то даже несерьезно. Среди российских разведчиков сразу утвердилось мнение - проиграем во всем. Лишь бы не с разгромным счетом - так думали все. В итоге по всем показателям наши обошли заокеанских суперменов. Самое удивительное, что американцы - известные любители бега показали худший результат в десятикилометровом марш-броске. Янки, конечно, хотели взять реванш и очень стремились вновь приехать на соревнования в Россию, но не сложилось. То Чечня у нас, то 11 сентября с последующим "миротворчеством" у них.

Впрочем, нынешние соревнования тоже можно считать международными - в них принимает участие группа спецназа армии Украины. Надо сказать, впервые за двадцать лет существования СНГ. "Скачки" этого года во многом отличаются от тех, что проводились раньше. Они стали более военно-прикладными. Если в прошлые годы первые три дня группы сидели на территории бригады, которая организовывала соревнования, и там сдавали теорию, показывали основные навыки разведчика - установка радиосвязи, эвакуация раненых с поля боя, знание зарубежных армий и многое другое, то сейчас - сразу в бой. В день официального открытия произошла укладка парашютов, показ снаряжения, после чего все группы выехали в лес, где и будут разворачиваться основные "боевые действия".

Кстати, о боевой укладке спецназовца. Уходя на задание, разведчики берут только самое необходимое. Но этого необходимого набирается двадцать, а то и более килограммов на бойца. Поэтому, прежде чем уложиться, каждый спец семь раз подумает, что важнее - лишняя граната или банка тушенки. На соревнованиях каждому разведчику предстоит пройти не менее 120 км по очень пересеченной местности с огромным рюкзаком за плечами и оружием наизготовку.

Поэтому-то приветствуется и оценивается дополнительными баллами любая рационализация, касающаяся облегчения полевой жизни. Например, какая-нибудь печка, дающая при малом весе максимум тепла и минимум дыма, или укрытие от дождя, которое может служить и маскировочным и даже плавсредством. Морские спецназовцы традиционно берут и несут всю дистанцию ласты, так как без них они плавать в пресной воде, похоже, просто не могут.

В первый день соревнований спецназовцам предстоит пройти классическую полосу препятствий, которая здесь именуется тропой разведчика, показать умение работать с топографической картой, продемонстрировать навыки инженерной подготовки - расчет и сборка зарядов для подрыва различных вражеских объектов, оказать квалифицированную медпомощь "раненому" товарищу и многое-многое другое.

И все это, стоит напомнить, не в комфортных условиях бригадного расположения, а в поле, в лесу, может быть и в болоте. Победит на этом этапе тот, кто лучше подготовлен и физически и теоретически.

Более подробный фоторепортаж с места событий

Тропа разведчика. День второй

Второй день соревнований групп спецназначения стал по-настоящему первым состязательным. Группы проходили очень сложную полосу препятствий, именуемую горной, сдавали нормативы по инженерной и санитарной подготовке, разворачивали средства спецсвязи, командиры работали с документами. Были и другие нормативы. Кроме того, свою меткость показывали снайперские пары, пулеметчики и командиры групп в стрельбе из пистолета.

Горную тропу прошли, естественно, все, но далеко не все показали результат, который удовлетворил бы их самих. Украинские спецназовцы, как оказалось, вообще никогда столь разнообразных и сложных препятствий не преодолевали - у них подготовка разведчиков более щадящая, чем в России. Но ничего, пробежали, проползли, пропрыгали вполне сносно.

Горная полоса предполагает выработку ловкости, физической силы и координации движений, что необходимо при выполнении боевых заданий в горах. Преодолевая рукотворную "горку", требовалось залезть-слезть по высокой лестнице, поднять на веревке шестнадцатикилограммовую гирю, имитирующую ящик с боеприпасами, преодолеть высоту по веревке, спуститься по ней, пробежать по узким бревнам, в том числе, подвешенному на веревке, проползти по трубе из автомобильных покрышек, забраться на горку, метнуть гранаты, затем перепрыгивать с пенька на пенек, не касаясь земли, и бегом вернуться на место старта.

Однако более сложной оказалась сдача норматива по инженерной подготовке. Разведчики должны были грамотно рассчитать вес взрывчатого вещества, необходимого для подрыва указанного сооружения - опоры моста, железнодорожных рельсов, кирпичной кладки, бетонного укрепления и много чего еще. Потом грамотно укрепить заряд и поджечь бикфордов шнур, что сделать, кстати, совсем непросто. В инженерной подготовке, особенно в работе с взрывчатыми веществами, масса нюансов, которые постигаются только жизненным опытом. И, конечно, трудно было ожидать от разведчиков-срочников, которые прослужили всего полгода, каких-то особых успехов. Однако и они не пасовали. Судьи на этом этапе были даже удивлены качеству инженерной подготовки молодых солдат, которые иногда давали фору и контрактникам.

Очень интересно организовали сдачу норматива по медицинской подготовке. Получилось настоящее театрализованное действо. Группа разведчиков идет по лесной дороге и неожиданно попадает в засаду. Короткий бой. Нападение противника отражено, но в группе появились раненые. У кого-то "перебита кость, у кого-то пулевое ранение, кто-то контужен". Группа, отбившись от врага, держит боевое охранение, одновременно здоровые бойцы оказывают оперативную медпомощь своим "раненым" товарищам. Причем помощь должна быть грамотной. Все это оценивает целый консилиум медиков, имеющих за плечами солидный опыт военно-полевой работы.

Впервые ввели такой норматив как метание ножа и "страшного оружия спецназа" - МСЛ, то есть малой саперной лопатки. Много-много лет назад обывателя пугали этими самыми саперными лопатками, которыми десантники будто бы рубят "демократов и активистов перестройки" буквально пополам. Чушь, конечно, полнейшая, но, как говорится, осадок у некоторых остался. Между тем, без саперной лопатки в боевом выходе просто не выжить. Ею можно и окопчик вырыть, и землянку, и дровишек нарубить, а уж если дойдет до рукопашной - применить и как холодное оружие. Так что новый норматив в оценке профессиональной подготовки разведчиков более чем оправдан.

В спецназовских группах, как правило, смешанный состав - половина опытных контрактников, половина солдат-срочников. И те и другие показывают примерно одинаковую подготовку, но именно примерно. Те, кто прослужил несколько лет, а не полгода, конечно же, специалисты более грамотные. Кстати, многие солдаты сказали мне, что если бы им на призывных комиссиях заявили, что отправят в части специальной разведки, но служить придется на год больше, учитывая специфику подготовки, они бы, не раздумывая, согласились. А так только втянешься во вкус разведслужбы, как уже увольняться пора…

В первой половине июля в Казахстане прошли не менее интересные соревнования, чем те, что сейчас начались в России. Министерство обороны Республики Казахстан организовало международные соревнования групп специальной разведки. На них приехали даже британские супермены из суперподразделения суперспецназа SAS. На Западе считается, что круче в мире ничего нет, даже "зеленые береты" и "морские котики" армии США уступают британским коллегам. От России отправили на те соревнования совершенно ординарную группу спецназовцев, большинство которой состояло из солдат, прослуживших чуть более полугода. Просто надо было кого-то послать, вот и послали.

В итоге наши разведчики в соревнованиях снайперских пар стали лучшими, полностью обставив британских стрелков-суперпрофессионалов. А в командном зачете уверенно заняли второе место. Первое место в командном зачете досталось спецназовцам из Республики Беларусь. Но их группа, как говорят, состояла только из офицеров. А группа SAS оказалась совсем не в числе лидеров. О чем это говорит? Наверное, о том, что дух разведчика просто в крови русского народа. Невыполнимых задач для спецназа не было, нет, и не будет!

Более подробный фоторепортаж с места событий

Тропа разведчика. День третий

Соревнования разведгрупп спецназначения набирают обороты. Случилось ужасное - руки спецназовцев России и Украины обагрились кровью… Куриной! Впрочем, активным защитникам животных и домашней птицы тревогу бить не стоит. Убиение пернатых проходило быстро и почти безболезненно для последних.

В третий день с момента открытия соревнований все группы пробежали по три километра без полной выкладки, но с автоматом и гранатами. Затем была короткая стрельба тремя патронами и метание гранат на меткость попадания. Проверялось, насколько разведчики владеют собой, чтобы после довольно интенсивной пробежки унять естественную дрожь в руках, сосредоточиться и поразить обозначенные цели. Практически все справились с поставленными задачами неплохо, дополнительные баллы в свои активы заработали.

Затем была внезачетная предпрыжковая подготовка на типичных тренажерах, используемых во всех десантных частях, пристрелка оружия, укладка грузовых контейнеров, проверка амуниции и особенно средств связи. Наконец, принятие командиром решения и отдача им боевого приказа перед высадкой в тыл "противника". Все это важно, но для разведчиков очень даже привычно, никаких проблем со сдачей этих нормативов не возникло.

Самое сложное и, надо сказать, самое зрелищное даже для профессионалов, было выполнение задания на организацию дневки.

Дневка - это временная полевая база разведчиков во время их рейда по глубоким вражеским тылам. Нынешние соревнования, стоит напомнить, проходят в новом формате Вооруженных сил РФ, в новом формате самого спецназа и формат у соревнований тоже новый - очень приближенный к реальным условиям боевого выхода группы специальной разведки.

Перед разведчиками ставилась задача за очень короткий срок (менее часа) подготовить свою базу и приготовить полноценный горячий обед для всей группы. В подготовку базы входит: оборудование хорошо замаскированного места отдыха основной части бойцов, оборудование тайника, в котором могут храниться запасы продовольствия или радиостанция, устройство, извините, отхожего места, организация скрытных постов наблюдения по опасным направлениям, места работы командира и радиста, установка своеобразной охранной сигнализации и мин-ловушек, ну и что-то там еще. После оценки проверяющими качества дневки, группа должна стремительно сняться со своей базы и уйти куда-то в лесную даль. При этом на месте расположения отдыха более чем десяти взрослых парней, не должно было остаться ровным счетом ничего, что говорило бы о недавнем присутствии здесь группы разведчиков.

Многое делалось и раньше, пусть и не в таком объеме и не за столь сжатое время. Среди нововведений самым стремным, если можно так выразиться, стало задание: убить курицу и приготовить из нее горячую пищу.

Конечно, очень многие и даже очень любят куриное мясо. Но вот своими руками рубануть голову трепещущей птице - смогут далеко не все, скорее всего - очень немногие. А как быть разведчику, который дни, а может и недели идет своей опасной тропой вдали от благ магазинно-ресторанной цивилизации? Порой, им приходиться есть и различных птах, и мелких грызунов, и даже ползающих гадов. Здесь важно не только перебороть брезгливость и свою может быть природную любовь к братьям нашим меньшим, но и уметь грамотно готовить сырое мясо так, чтобы элементарно не отравиться.

В цивилизованных и очень, как кто-то уверен, гуманных США при подготовке военных профессионалов давно отрабатывают у будущих сержантов способность убивать мелкую живность. Тот, кто хочет стать морским пехотинцем, к примеру, обязан убить кролика и приготовить из него качественную пищу. Причем в практических наставлениях курсанта обязывают лишить жизни кролика ударом головы о твердую поверхность.

Получается, что организаторы нынешних соревнований просто переняли опыт военного обучения, существующий в американской армии.

Каждой разведгруппе раздали по живой курице и… отправились они организовывать свои базы-дневки. А дальше все происходило не так, как можно было бы себе представить, формируя мнение о российских спецназовцах только на основе американских фильмов и различных "страшных" сплетен. Обошлось без садизма.

Оказывается, курицу можно убить, не причиняя ей никаких лишних страданий. Вообще, сия птица, как бы самой Природой предназначена для человеческой пищи, и логичный конец ее недолгой жизни один - усекновение кудахчущей головы. Однако никто из разведчиков не рубил головы живым птицам. Их сначала придушивали, причем делали это так, что птица, похоже, отходила сначала ко сну, а потом в мир иной, даже не подозревая о том, что ее бренное существование на земле завершилось. А дальше разведчики действовали в меру своих кулинарных способностей.

Кто-то жарил целую тушку на вертеле, кто-то рубил ее на части и готовил шашлык, кто-то запекал в фольге, кто-то варил куриный суп.

В одной группе приготовили настолько вкусный куриный бульон со специями (их в поход брать разрешается, тем более места пакетики с приправами практически не занимают), что дегустировавший судья вместо одной пробной ложки, съел, наверное, четверть котелка. Всех приготовленных курей судейская комиссия частично съедала в обязательном порядке. Естественно, сами разведчики тоже не оставались без горячего обеда, приготовленного собственными руками. Никто не отравился.

Лучший куриный шашлык приготовили украинские разведчики. Подобной вкуснятины не в каждом дорогом ресторане откушаешь. Спецназовец, готовивший шашлык, с таким вдохновением рассказывал о том, как он это сделал и как мог бы сделать еще лучше, что у всех его слушавших потекли слюнки. Было даже высказано предложение, если эта самая группа когда-нибудь еще приедет на аналогичные соревнования в Россию, выдать им в качестве исключения, вместо курицы целого барана - пусть готовят шашлык на всех.

Однако пища пищей, а война войной. Все спецназовцы показали просто чудеса маскировки. Секретный пост наблюдения одной из групп был оборудован недалеко от судейской палатки - так лег жребий этапа. Судья и другие офицеры не один раз прошлись по лежащему в укрытии разведчику, не поняв, что топчут не зыбкий мох, а живого человека. Естественно, группа получила за этот элемент дневки высший балл.

Отхожие места и различные схроны тоже должны были быть оборудованы так, чтобы ничем не выделяться на местности.

После сигнала тревоги, который давал замаскированный наблюдатель, группа снималась с места и уходила прочь. Делалось это очень быстро и так, чтобы ничего о недавнем месте нахождения разведчиков не говорило. Одна из групп просто унесла с собой все средства маскировки - листья, ветки, дерн, землю, оставив девственно чистую поляну. Кстати сказать, те, кто прошел службу в спецназе, становятся с экологической точки зрения идеальными туристами. В месте уже гражданских пиршеств на природе они никогда горы мусора не оставят, они вообще там не оставят ничего, что напоминало бы о прошедшем пикнике.

Подводя итог данного этапа, судейская коллегия пришла к заключению, что все группы, в том числе - украинская, мастерством организации базы отдыха на враждебной территории владеют в совершенстве, и с голоду, если что, не помрут.

Завершилась военно-прикладная, но все-таки теоретическая часть соревнований. Начинается самый тяжелый и самый интересный этап практических действий спецназа. Группы выбрасываются парашютным способом в "глубокий тыл противника", устанавливают связь с центром и уходят на выполнение боевого задания.

Сразу после десантирования разведчики должны будут совершить тридцатикилометровый скрытный дневной переход в заданный район поиска установленной им цели. При этом необходимо обязательно отметиться на нескольких контрольных точках, выйти на которые необходимо по азимуту. А дальше основная задача разведпоиска - определение координат вражеской цели, которой может быть стартовая позиция ракет, командный пункт крупных сил противника или база боевиков-террористов, но это уже будет на пятый день соревнований.

Более подробный фоторепортаж с места событий

Тропа разведчика. День четвертый

Соревнования разведгрупп спецназначения на первенство Вооруженных сил РФ продолжаются. Они вступили в самую напряженную фазу, максимально приближенную к боевым действиям. Разведгруппы совершили прыжки с парашютом в глубокий тыл условного противника и приступили к выполнению основной задачи - поиску важной стратегической цели.

В рамках выполнения этой задачи предстоит совершить скрытное передвижение по лесистой и заболоченной местности, длина маршрута - не менее тридцати километров, переправиться через глубокий водоем, отыскать и вскрыть различные тайники, пройти минное поле. Затем задачи станут все более динамичными: засада, огневой налет, еще ряд элементов, необходимых в работе спецназовца, и, наконец, стремительный отход из опасной зоны с выходом в точку эвакуации.

Прыжки с парашютом всегда сопряжены с риском, поэтому подготовке к ним командирами, обеспечивавшими соревнование, уделялось особое внимание. Да и разведчики, что контрактники, что призывники, были на редкость собраны и внимательны.

Вообще-то эйфория парашютного десантирования, родившаяся более восьмидесяти лет назад, практически сошла на нет. В реальности разведгруппы уходят на задания по-разному, но только не парашютным способом. Этот вид боевой подготовки сохранился в спецназе лишь потому, что имеет мощнейшее психологическое значение. В человеке, шагнувшем в пустоту с высоты несколько километров, пробуждаются такие внутренние силы, о которых он сам мог и не подозревать. И чтобы ни говорили о целесообразности парашютной подготовки, воин-десантник всегда выше по своей подсознательной установке на победу, чем простой пехотинец.

Ни один из спецназовцев, участвующих в соревнованиях, не подверг сомнению целесообразность обязательной высадки с парашютом.

Прыжки прошли нормально. Все разведчики благополучно приземлились, собрались в условленном месте, связались с центром, распределили между собой весь груз, который придется тащить десятки километров на своих плечах, а затем скрытно ушли по определенным каждой группе направлениям. Стоит добавить, что группы собирались вместе, используя современные средства связи. Вообще, качественная связь - обязательное условие успеха на войне.

Особенность соревнований этого года в том, что на данном этапе во всех группах есть офицеры-посредники, которые должны следить за чистотой выполнения поставленной задачи. Основная ее суть в том, что движение должно осуществляться скрытно. В прошлые годы иные группы шли на хитрость - выходили на шоссе, ловили попутный грузовик, договаривались с шофером и часть пути срезали очень для себя эффективно. А ведь в крови спецназовца должно быть правило - никаких встреч и общений с местным населением. Когда-то их вообще учили тому, что если случится настоящая война и тебя выбросят в тыл врага, то, встретив в каком-нибудь западноевропейском лесу какую-нибудь "красную шапочку", ты должен без промедления ее убить, иначе скоро убьют всю группу, и задание будет сорвано. Таких установок давно уже нет, но разведчикам специального назначения расслабляться никак нельзя. Для этого и введены посредники.

Этап скрытного передвижения объективно станет одним из самых сложных. Но пока еще разведчики-спецназовцы полны сил и все настроены на победу.

Посмотреть более подробный фоторепортаж с места событий

Тропа разведчика. День пятый

Соревнования групп спецназначения на первенство Вооруженных сил РФ вступили в фазу почти реальной войны. Десантировавшись с парашютом, разведчики совершили скрытный тридцатикилометровый переход в зону поиска. В этой зоне площадью 200 квадратных километров им предстояло найти узел связи крупного воинского соединения. Задачи были выполнены, но весь уставной лоск предыдущих дней со спецназовцев слетел.

Для непосвященного человека найти на огромной площади небольшой объект - это все равно, что иголку в стоге сена. На самом деле не все так сложно. Есть такое понятие как разведпризнак. А настоящий разведчик - на то и разведчик, чтобы эти признаки знать в совершенстве. В данной ситуации надо было сразу учесть то, что узел связи, скорее всего, установят на возвышенности, район будет охраняться патрулями, а к самому узлу, наверняка, будут подъезжать машины обеспечения, а это значит, что на проселочных дорогах станут четко видны следы от протекторов тяжелых автомобилей.

Те, кто овладел самыми элементарными навыками армейского разведчика, с задачей справились без проблем. Но физически вымотались все группы. Дело в том, что все два дня после высадки и начала движения групп жара стояла за тридцать градусов. Спецназовцы же тащили на плечах тяжеленные рюкзаки и не расставались с оружием. И хотя парни все были молодые и крепкие, жара и физическое перенапряжение выматывали. Пройти-то пришлось десятки километров. Естественно, на контрольные точки в конце каждого этапа разведчики выходили полностью вымотанными и расхристанными.

А в Генштабе не любят, когда на фотографиях воины выглядят уставшими и одетыми не по уставу. Чтобы не осложнять службу командирам тех подразделений, которые участвуют в соревнованиях, наиболее драматичные эпизоды походов разведгрупп по тылам вероятного противника, оставим за кадром фоторепортажа. И еще такой момент. Разведчики спецназначения всегда ходят на боевые выходы в той форме одежды, которая наиболее удобна в сложном походе. Это правило одинаково для всех армий мира - американской, европейских стран НАТО, китайской. Шестьдесят лет оно было незыблемо и для нашего спецназа. В этом году все поменялось. Будь ты хоть трижды спецназовец и самый-самый профессионал военной разведки на войну (учебную или настоящую) обязан идти только в "камуфляже" от Юдашкина с соответствующим головным убором.

Категорически запрещено повязывать голову косынками - только уставные фуражки, береты, в крайнем случае - камуфлированные панамы. А ведь косынка - это не прикольная бандана рокера, это и защита от солнечных лучей или дождя, это кровеостанавливающий жгут или бинт, который всегда под рукой, точнее - на голове. Интересно, те, кто запрещал косынку, разработали наставление для разведчиков о том, как остановить кровь с помощью очень симпатичной фуражечки, придуманной модным кутюрье?

Однако война - учебная и тем более настоящая - все расставляет по своим местам. И если первые три дня военно-прикладного бойскаутинга разведчики строго соблюдали уставную форму одежды, то выйдя на "тропу войны", они оделись так, как было им удобно и комфортно. Так что если на каком-нибудь снимке мелькнет спецназовец, одетый не по правилам, пусть в Генштабе не делают скоропалительных оргвыводов. Главное для спецназовца - выполнить боевую задачу, и пока эти задачи на соревнованиях выполняются.

Отследить работу разведчика в тылу даже условного противника стороннему человеку практически невозможно. Только выход с одной контрольной точки и прибытие на другую.

Так получилось, что движение групп проходило мимо укрепленных сооружений на старой советской границе - которую иногда называют "линия Сталина". Даже сегодня, десятки лет спустя после сооружения укрепрайонов и кратковременного участия в сражениях июня 1941 года, железобетонные полукапониры и ДОТы производят какое-то особое впечатление.

С инженерной точки зрения эти фортификационные сооружения сделаны очень грамотно, а с технологической, наверное, безупречно. Частично сохранилась даже древесная обшивка стен, а металл, использованный в качестве каркаса, практически не проржавел. И это на открытом воздухе, под дождем и снегом. Увы, долго продержаться здесь подразделения Красной армии не смогли. Фортификация на старой границе была почти полностью разукомплектована после начала строительства оборонительных сооружений уже на новой границе. Восстановить ее не успели. Но ожесточенные бои все-таки были, о чем говорят многочисленные щербины от снарядов - пробить бетон нельзя было даже из крупного калибра. Врага хоть и ненадолго, но задержали. И память осталась, о чем говорят таблички около долговременных оборонительных точек.


Завершив поиск основной цели, спецназовцы должны будут устроить засаду, захватить автомобиль и попытаться скрыться на нем. Но по сценарию машина заглохнет, потребуется определить и устранить неисправность, затем продолжить движение. Дорога упрется в речку, машину придется бросить и преодолеть водную преграду вплавь. Все это надо успеть сделать за несколько часов. Этап предстоит сложнейший и очень динамичный по своему действию.

Посмотреть более подробный фоторепортаж с места событий

Тропа разведчика. День шестой

Спецназовцы выяснили, кто из них лучший следопыт, кто может выполнять боевые задачи практически бесшумно, кто способен пересечь водоем так, чтобы и вода не шелохнулась. В лидеры выходят разведчики армии Украины.

Для чего забрасывают разведгруппу спецназначения в тыл врага? Для выполнения многих задач. Одна из основных - поиск цели, являющейся ключевой на конкретном театре военных действий. Разведчики должны определить ее точные координаты и передать в центр. Там уже решат, что делать дальше: либо спецгруппе прикажут цель уничтожить самостоятельно, либо дадут новое задание, а по выявленному объекту нанесут удар высокоточным оружием. В рамках проходящих соревнований цель надо было просто найти, определить ее координаты, и передать по закрытому каналу спутниковой связи кодированное сообщение. Искали крупный подвижный армейский узел связи. Все было организовано по-настоящему. Тяжелые фургоны с высокими антеннами заранее выдвинулись в удобный им район. Сам район взяли под патрульную охрану. То есть были реализованы все разведпризнаки, характерные именно для узла связи. Кстати, основные из них: обязательная горка для устойчивой связи и отсутствие рядом линий электропередач, которые негативно влияют на качество связи. С учетом того, что нормальных высот в обозначенном районе поиска было мало, а линий электропередач, наоборот, много - координаты цели грамотному разведчику можно было определить с высокой долей вероятности, вообще никуда не выдвигаясь, просто по карте. А потом лишь уточнить свои предположения.

Увы, ряд групп занимались примитивным прочесыванием местности, накручивая на свои сбитые ноги десятки километров. В итоге, далеко не все выполнили задачи, мягко говоря, корректно, зато измотались полностью.

Давным-давно во время аналогичных соревнований я шел на поиск именно узла связи вместе с группой американских спецназовцев - "морских котиков" и "зеленых беретов". Янки прошли километров пятнадцать и сели как бы отдыхать, выставив при этом очень грамотно охранение группы. Сидят они, в карту смотрят. И тут мимо начинают бегать российские спецназовцы, причем бегать очень шустро. А рейнджеры сидят, как ни в чем не бывало, жуют шоколад, запивают минералкой и смотрят в карту. Когда мимо пробежала пятая группа наших разведчиков, я не выдержал и спросил у командира: почему его группа никуда не бежит? Зачем?! - искренне удивился командир объединенной американской группы капитан со странной фамилией Ишоафф (ISHOAFF). Мы сидим и думаем, где точно может быть узел связи, который находится именно в этом районе - уточнил он. Американцы просидели, фактически отдыхая, около двух часов, потом встали, пошли и через полчаса дали абсолютно точные координаты заданной им цели. Российские разведчики тоже в конце концов нашли, что искали, но пробежали при этом абсолютно лишних километров двадцать. Рейнджеры появились на контрольной точке совершенно свежими, россияне туда буквально приползли, но с чувством глубокого внутреннего удовлетворения - цель-то они нашли.

На проходящих соревнованиях всем командирам разведгрупп было сразу объявлено, что важна не скорость, а результат, и все задачи, которые им предстоит решить, будут максимально приближаться к реальным боевым условиям. Думать надо будет, прежде всего, головой! Увы, многие "думали ногами". Цели-то разведчики в итоге нашли, но потратили на это критический лимит жизненных килокалорий. Кто-то из них не смог идти дальше. Такое допустимо. В реальном разведвыходе случаются, к сожалению, и реальные потери. На соревнованиях, если спецназовец сходит с дистанции, группа очень здорово штрафуется, но задачу выполнять продолжает, и теоретически даже может стать первой.

По легенде соревнований группы, выполнив поиск цели, должны захватить штабной автомобиль, взять языка с документами, затем, используя захваченное транспортное средство, отправиться в рейд по тылам противника. Но тут автомобиль внезапно останавливается. Требуется найти и устранить неисправность, затем продолжить движение. Однако возникает водная преграда. Бросив чужой автомобиль, спецназовцы должны скрытно переправиться и продолжить движение дальше. Засада и захват штабного автомобиля всегда были одними из самых ярких эпизодов соревнований. И не только соревнований. Они являлись обязательным условием тактической подготовки групп спецназначения.

Один из ветеранов спецназа рассказал мне забавный эпизод своей службы в ТуркВО. Если, кто не знает, то это Туркестанский Военный Округ, в который входила практически вся Средняя Азия СССР. Группе, которой командовал этот еще совсем молодой офицер, предстояло остановить реальный штабной автомобиль, на котором перевозили совсекретные документы. Разведчики в условиях пустыни Кара-Кум почти десять километров тащили на своем горбу… холодильник "Саратов" - он тогда был самым легким. Представьте себе шок водителя штабной машины и группы охраны, когда на пустынной дороге среди дышащих жаром песков они видят белоснежный холодильник. Автомобиль остановился, все бросились смотреть, какие прохладительные напитки могут быть в этом чудесном "Саратове". Тут их всех и повязали. Командующий округом лишился секретнейших документов, случился скандал, но… Победителей не судят.

В былые годы на соревнованиях разведгрупп спецназначения организация засад была всегда театрализованным представлением. На дороге могла появиться убогая полуслепая старушка с клюкой и корзинкой с дарами леса, которая никак не могла перейти дорогу. Штабной автомобиль останавливался, бабушке спешили помочь перейти дорогу, а она, коварная, всех расстреливала из бесшумного оружия. Вместо бабули могла быть мамаша с грудным дитем, которое на самом деле было укрытым в пеленки автоматом, мог быть "безногий" калека. Эффектно смотрелся облитый кровью "труп" с "воткнутым в грудь" топором. Как только над телом склонялись сердобольные штабные люди, их тут же и "убивали", причем кого-то обязательно бил топором "оживший труп".

Суть всей этой театральщины была очень серьезной. Машину в тылу врага надо было уметь остановить без единого выстрела и без всяких внешних повреждений корпуса, чтобы можно было ехать на ней дальше, не вызывая подозрений у местной полиции. К тому же, у спецназовцев вырабатывали, как сейчас говорят, креативное мышление. В полной мере качество такой подготовки проявилось в Афганистане. Имел место вполне реальный случай. Командование Ограниченного контингента Советских войск в Афганистане знало, что душманы регулярно проводят караваны с оружием и наркотиками по определенному маршруту. Но все попытки взять такой караван кончались неудачей - у "духов" были свои источник информации в структурах, близких к высшему командованию ОКСВ. Решил задачу старший лейтенант спецназа ГРУ. Он со своей группой зарылся в песок рядом с дорогой, по которой предположительно ходили караваны. До сих пор остается загадкой, как он сам и его разведчики - солдаты-призывники, смогли продержаться в песчаных норах трое суток. Душманы гоняли туда-сюда стада овец, которые должны были почувствовать запах человека и заволноваться. Не учуяли и не заволновались, что тоже загадка. Наконец, поехала колонна автомобилей, груженная новейшим вооружением, боеприпасами, мешками с валютой и наркотой. И тут из песка восстали русские разведчики. Разгром врага был полным. Имени настоящего героя специальной разведки не называю, так как офицер, что удивительно, еще служит и, конечно, не лейтенантом.

Стоит добавить, что страны НАТО, прежде всего США, давно воюют в том же Афганистане, но даже близко похожих засадных операций их спецназ там еще не проводил. В этот раз засада проводилась без театрализованных представлений. Лишь несколько групп, в том числе украинская, останавливали машину без стрельбы, метанием грязи в стекла кабины водителя. А так все имитировали бесшумный выстрел с дальнейшим повязыванием "штабного офицера". Роль штабника играл прапорщик местной части. Как сказали - редкий эрудит и самый лучший в округе специалист по компьютерам. Судья предупреждал все группы: будьте с "языком" гуманны, он выполнит все ваши требования. Но интеллектуала мутузили очень усердно. Прапорщик мужественно пережил все мучения и один раз даже освободился от пут - минус для группы, которая его схомутала. Жаль, но награды ему не дадут - он просто выполнил свою работу.

На этапе "засада" украинцы сначала показали себя почти как дилетанты. Они сразу запутались в простейшей ситуации, все делали не так как другие, потом начали ругаться друг с другом, доказывая, что каждый из них только и знает, как надо маскироваться и прводить засаду. Казалось, еще секунда, и они начнут бить друг другу физиономии. Потом как-то враз все смолкло, украинцы просто растворились в русском лесу. А дальше они показали высший класс спецназовской подготовки. И штабную машину остановили красиво, и то, что безупречно владеют рядом других тактических приемов, показали очень наглядно. Непростой момент - определение поломки автомобиля, ее устранение и движение вперед, украинцы сделали влет. Почему? Как объяснил их специалист по автотехнике, в украинской армии полно старых советских автомобилей, которые реально ломаются точно так, как "сломался" российский грузовик на соревнованиях. Для сравнения: одна из российских групп, показывавшая хорошие результаты, не смогла включить раздаточную передачу полноприводного грузовика почти полчаса. Хотя делаться это должно за секунды - вся информация на табличке в кабине водителя.

Можно подумать, что украинцы просто прикинулись простачками. Ответственно могу сказать, что - нет. Ляпов их группа в ходе соревнований допустила не меньше, чем российские разведчики, но… В самый крайний момент они все-таки успевали собраться, действуя дальше на автомате. После организации засады была переправа. Преодоление водной преграды спецназовцами должно в принципе отличаться от такого же действия подразделений сухопутных войск. В данном случае важна скрытность. "Сто лет назад" в наставлениях спецразведки подробно расписали, как надо преодолевать водную преграду в тылу врага. Скрытность, скрытность и еще раз скрытность! Группы, разбившись на дозор, ядро и прикрытие, должны подползти к водоему, тихо в него войти, очень тихо его переплыть, дальше столь же тихо выйти на берег, провести разведку чужого берега, организовать боевое охранение и завершить переправу.

Увы, были такие "разведчики" - без кавычек и не скажешь, которые выходили на кромку водоема без всякой маскировки, бултыхались и плыли к "вражескому" берегу, словно, водные туристы-экстремалы, показывая рекордную скорость преодоления переправы. Что тут сказать? Кто хотел выжить - выжил. Украинцы, в их числе. Однако помимо выживания надо еще и боевую задачу продолжать выполнять. Среди дорогих нам россиян остались группы, которые, уверен, "не погибнут", и задачу, поставленную им разведцентром, в итоге выполнят блестяще!

Тропа разведчика. День седьмой - восьмой

Русская военная разведка доказала: она - лучшая в мире. Мы победили и в этот раз! Международные соревнования разведывательных групп специального назначения на первенство Вооруженных сил РФ подошли к финалу. "Российская газета" завершает эксклюзивный цикл репортажей с совершенно уникального, говоря казенным языком, мероприятия Генштаба ВС РФ. Спецназовцы выполнили практически все задачи, с которыми группа может столкнуться во вражеском тылу.

Ближе к финишу, разведчикам потребовалось пополнить свои запасы. Даже на чужой территории имеется возможность подготовить для заброшенной в тыл противника группы тайник, в котором могут находиться продовольствие, медикаменты, дополнительное оружие, боеприпасы и многое другое. Однако тайник этот в совершенно незнакомом месте еще надо найти. Всю субботу группы искали эти тайники, сдавали теоретические экзамены, а также определяли координаты целей, которые, возможно, придется уничтожать самим. Этап не очень сложный, с ним примерно за одинаковое время справлялись все. А вот в воскресенье был один из самых серьезных этапов соревнований - огневой налет на колонну с ракетной техникой оперативно-тактического назначения. Прекрасно оборудованный полигон позволял имитировать практически все цели, которые могут быть в такой колонне - боевое охранение, сама ракета, бронетехника, ее сопровождающая и многое другое. Цели поднимались одна за другой, перемещались, скрывались из виду, опять появлялись. Группе необходимо было очень быстро реагировать на мишени и точным огнем их уничтожать. Максимально использовались все огневые возможности небольшой группы разведчиков: бесшумное оружие, гранатометы, автоматы, пулеметы, снайперские винтовки.

Мобильные ракетные комплексы охраняются очень хорошо. На опасных участках их передвижения для дополнительной защиты могут устанавливать мины. В этом году впервые внесли пункт: перед началом налета необходимо преодолеть минное поле. Сделать это было непросто. Ловушки стояли вполне реальные, одно неосторожное движение, и раздавался взрыв специальной петарды. Каждая группа проходила через мины, используя свою тактику. Кто-то наудачу буквально пробегал довольно протяженный минно-опасный участок за три минуты, а кто-то полз десятки минут. Прощупать надо было каждый сантиметр заросшей густой травой земли по тропе движения, если мина находилась, ставить флажки или иные знаки, затем идти дальше. Пройдя минное поле, группы выходили на огневой рубеж и открывали столь плотный огонь, что становилось ясно - от реальной колонны полетели бы клочья, шансов уцелеть у ракетчиков не было никаких.

Увы, у разведчиков шанс выжить после столь дерзкой атаки в реальности был бы тоже нулевой. Группа полностью раскрывалась, подтягивались бы резервы противника, а дальше начиналось преследование спецназовцев до их полного уничтожения. Впрочем, бросать своих командование тоже не хочет. Для спасения группы предположительно могли отправить вертолеты. Разведчикам надо было, отбиваясь от наседающего врага, выйти за короткое время к месту эвакуации. Этот этап традиционно был самым драматичным во всех соревнованиях. Разведчики, и так измотанные физически и морально, должны были бежать десять километров с оружием в руках и рюкзаками за спиной. Случалось, что на финише бойцы и даже их командиры-офицеры теряли сознание. В этот раз все несколько проще и в то же время сложнее. Группам сократили дистанцию бега, но ввели множество осложняющих отход элементов. Разведчики должны отбиться от патрулей противника, причем сделать это бесшумно, метанием ножей или саперных лопаток в ростовые мишени, дальше заминировать свой путь отхода, забросать гранатами наседающих врагов и, наконец, оказавшись в зоне некоего заражения, облачиться в комплекты химзащиты и бежать к финишу в резиновых "скафандрах". Естественно, на всей дистанции отхода дежурят военные медики. Все группы предупреждены: отходить надо стремительно, но в то же время, спокойно, не теряя рассудок и действуя в новых ситуациях тактически грамотно.

Проводится отход в понедельник, после чего соревнования завершаются. Официальное закрытие и награждение победителей, во вторник, 2 августа. Когда-то спецназовские соревнования называли "скачками". В немалой степени потому, что после десантирования, группы почти все время передвигались бегом - главное было показать лучшее время. На этот раз основной упор сделали на определение качества подготовки разведчиков. Конечно, временной фактор играл свою роль, но от командиров групп чуть ли не в приказном порядке требовали качества выполнения поставленной задачи. Причем, впервые контроль за работой групп выполнялся почти тотальный. Шага лишнего нельзя было сделать, чтоб его не зафиксировали на видео или фотосъемку. Опять же впервые за передвижениями групп на определенных этапах следили при помощи беспилотных летательных аппаратов. Фактически, на прошедших соревнованиях состоялся смотр эффективности нового формата боевого обучения. Там, где этот формат выполняется в том объеме, в каком того требует Генштаб, группы разведчиков, даже срочной службы, оказались подготовлены лучше всего. Там, где упор делается на мускулатуру и постоянный бег по пересеченной местности, и результаты были скачкообразные - на одном этапе взлет, на другом - полный провал.

Обсуждая ход соревнований и его итоги, офицеры-спецназовцы пришли к выводу, что от тех самых "скачек", которые исторически культивировались в армейских частях спецназначения и были основой прошлых соревнований, надо отказываться. Физическая подготовка - дело, конечно, для рейнджера обязательное, но настоящий спецназовец-профи должен думать, прежде всего, головой, а не ногами. Кстати, об уровне и организации соревнований можно судить по тому, что каждую спецназовскую группу, состоявшую всего-то из пятнадцати человек, сопровождал заместитель командира конкретной бригады специального назначения в звании не ниже подполковника. И еще один момент, который волнует всех командиров. За год обязательной срочной службы разведчика, в принципе, подготовить можно. Но работа эта совершенно пустая. Освоив очень непростую профессию спецназовца, солдат увольняется, так и не отточив свое мастерство. А на гражданке его навыки будут не только не востребованы - они окажутся смертельно опасными для востребования. Я уже писал о том, что даже солдаты-срочники с этим тоже согласны. Они же мне говорили, что если бы с ними проводили специальную допризывную подготовку, отбирая в спецназ только лучших, и объясняли, где им придется служить, чему и как учиться, но при этом ставили бы условие, что отслужить придется на год или даже два дольше, многие бы согласились.

По идее, спецназ надо было давно поставить в особое правовое поле, законодательно оговорив, что служить в нем срочники должны дольше, чем во всей остальной армии. Либо переводить только на контрактную форму комплектования. Но зарплата у контрактников должна быть не на уровне пятнадцати тысяч рублей, как сейчас, а раза в три-четыре больше. Нельзя сказать, что проблемами специальной разведки в Министерстве обороны не занимаются. Но решаются они медленно и не всегда оптимально. Украинцы тоже показали очень хорошие результаты. Братья-славяне оказались единственной группой, которая прошла очень сложный тридцатикилометровый маршрут действительно скрытно. Это подтвердили посредники и средства объективного контроля. Они хорошо переправились и огневой налет совершили почти идеально с точки зрения тактики. Уничтожив практически все мишенные цели на полигоне, украинцы расстреляли чуть больше половины боеприпасов. Иным группам патронов не хватило, а мишени все никак не желали падать.

Очень уверенно прошла все этапы та российская группа, которая оказалась в числе лучших на аналогичных соревнованиях в Казахстане, где посрамила даже профессионалов британского спецназа из знаменитого подразделения SAS. Однако были и те, кто оказался еще круче. Прекрасно выступили боевые пловцы со всех наших флотов. А ведь сухопутье и хождение по глухим лесам - не их стихия. Прошедшие соревнования лишний раз и очень убедительно подтвердили: российский спецназ - золотой и самый боеспособный резерв Вооруженных сил. Наша армейская и флотская специальная разведка была и остается лучшей в мире. Хотелось бы верить, что лучшей она будет всегда.

Тропа разведчика. Уссурийский финал.

Соревнования разведгрупп специального назначения на первенство Вооруженных сил РФ завершены. В упорнейшей борьбе лучшие результаты показала группа одной из бригад спецназначения Восточного военного округа. Подготовка практически всех групп оказалась столь хорошей, что состязания между ними приобрели невиданный ранее накал. Все решилось в завершающий день, когда проводился очень напряженный этап, имитирующий стремительный отход группы в точку эвакуации. Судьям для определения победителя пришлось полностью пересматривать таблицу прежних результатов.

Еще раз возвращаясь к программе прошедших соревнований, можно лишний раз сказать, она была составлена так, что в максимально возможной степени воссоздала все те трудности, которые разведчики должны преодолеть в реальных боевых действиях.

Спецназовцы сдали экзамены по теоретической подготовке, прошли сложнейшую полосу препятствий, имитирующую ситуации, возникающие в горах - ее так и называют "горная полоса". Продемонстрировали навыки минно-взрывного дела, свое умение грамотно рассчитывать заряды для уничтожения различных инженерных сооружений. Затем показали, как надо организовывать в полевых условиях базы отдыха, умение готовить пищу на костре и заметать следы, покидая место базирования.

Группы получили задание десантироваться в тыл некоего абстрактного противника. Прыжки с парашютом, сбор групп по радиосигналам в поле, где трава оказалась выше человеческого роста, отыскание груза опять же по сигналу радиомаяка, доклад по радио в центр о благополучном приземлении - с этими непростыми делами справились все, но с разной долей успеха. Стоит отметить, что радиосигнал передавался на приемник одного из разведцентров России, откуда поступало подтверждение о приеме и условный сигнал на выполнение боевой задачи. Все было по-серьезному. Затем наступали самые трудные для спецназовца дни. Предстояло скрытно пройти не менее тридцати километров, находя при этом контрольные точки, на которых отмечался только командир - остальная группа из леса не выходила. Так случилось, что многим группам пришлось двигаться в лесу уже в сумерках, что осложняло задачу поиска и выхода на контрольную точку. Если группа была подготовлена не очень хорошо, то разведчики начинали блуждать, в итоге проходили километров по пятьдесят. Это сначала при тридцатиградусной жаре, потом в дождь, да еще после стресса парашютного прыжка. И каждый спецназовец тащил на себе рюкзаки с грузом в 25 и более килограмм. Выдержать такой экстремальный "лесной туризм" могли лишь настоящие мужчины и настоящие бойцы.

После тридцатикилометрового перехода группы, опять же соблюдая скрытность, выходили на поиск крупного полевого узла связи, затерявшегося на площади 200 квадратных километров. Впрочем, затеряться он мог только для дилетанта. Настоящие профи с высокой долей вероятности сужали площадь поиска до нескольких квадратных километров, и цель находили без особого физического напряжения. Просто существует такое понятие как разведпризнак. Командир группы сецназначения должен знать эти признаки как таблицу умножения. Кто знал, задачу выполнил быстро, кто забыл - топал по лесам и болотам совершенно лишние десятки километров.

Еще был поиск тайников, определение координат неких военных целей, подготовка к огневому налету.

Группа должна была выйти в район прохождения колонны оперативно-тактических ракет. Путь к огневому рубежу перекрывало минное поле, которое спецназовцы должны были пройти без потерь. Удалось это не всем. Зато сам налет группы выполнили успешно и уничтожили все "вражеские" цели.

Увы, разведчики этим налетом себя раскрыли, им предстояло совершить отход, оторваться от преследования и выйти в район эвакуации. На этом этапе победитель и определился.

Впервые отход проводился не просто как бег с полной выкладкой на расстояние десять километров. Это был действительно тактически грамотный отрыв от "врага" и стремительный выход в точку эвакуации. Бежали разведчики с полной выкладкой, включающей костюмы химзащиты, и с оружием. В процессе отхода на одном из лесистых участков на обочине дороги неожиданно возникали две ростовые фигуры, имитировавшие военный патруль противника. Группа на бегу должна была среагировать на эти мишени, повторяю, появлявшиеся неожиданно, поразить их метанием ножей. Но тут из леса появлялся "автомобиль" с вооруженными преследователями, его надо было прицельно закидать гранатами и бежать дальше. Через несколько километров бега разведчики должны были грамотно поставить для прикрытия своего отхода мину МОН-50.

Особенность ее в том, что мина снабжена прицелом, и ее необходимо выставлять на цель очень точно. На завершающем этапе отхода давалась команда "Газы!", и группа облачалась в общевойсковые защитные комплекты, так называемые ОЗК. Это, скорее, была дань традиционной военной подготовке и тест на выносливость, поскольку применение боевых отравляющих веществ, как известно, запрещено, химическое оружие и у нас и в США активно уничтожается.

В полном комплекте химзащиты группы топали до финиша, где строгий судья проводил проверку герметичности костюмов и противогаза, без раздумий начислял штрафные балы - никакие возражение и ссылки на усталость не принимались. Две группы разведчиков все соревнования несли с собой знамена, одна - общий флаг спецназа, другая - флаг своей бригады и развернули их на самом финише. Спецназовцы в химзащите с боевым флагом в руках смотрелись очень здорово. Было очевидно, что боевой дух этих воинов даже после изнурительных переходов и марш-бросков не упал. За такое надо начислять дополнительные баллы, жаль, что это не сделали. Впрочем, такой патриотизм своих частей никакими баллами не оценишь.

Впервые действия групп на маршруте отхода фиксировались видеокамерами, спрятанными на деревьях и передававшими изображения на центральный пункт управления. Проводились эти наблюдения в тестовом режиме, не все получалось, как хотелось. Но первый шаг в качественно новом техническом оснащении для контроля на будущих соревнованиях и вообще процесса подготовки разведчиков сделан.

Что показал предварительный итог соревнований? В Российской армии все-таки есть настоящие мужчины! И лучший результат показали группы из тех бригад, где боевая подготовка ведется уже по новым методикам, в новом формате обучения. Лучшими из лучших оказались дальневосточники. В лидерах шла группа из Центрального военного округа, победившая в Казахстане. Где-то они допускали ошибки, где стремительно наверстывали упущенное. Группа выходила в лидеры, но… Один из разведчиков по физическому состоянию не смог совершить отход. В реальности это была бы боевая потеря. Регламентом соревнований такое допускается. Группа, "потерявшая" бойца, штрафуется, но продолжает задачу выполнять. В данном случае группа показала прекрасные результаты при отходе - и по времени бега, и по обнаружению патрулей, по их ликвидации, по постановке мины и умению пользоваться средствами химзащиты, но штраф на завершающем этапе сыграл свою негативную роль. Группа заняла очень почетное, но все-таки второе место. Третий результат показали курсанты высшего учебного заведения, в котором готовят офицеров специальной разведки. После всех реформирований этот бывший военный институт называется так, что язык сломаешь, пока произнесешь. Ломка не только названия, но и образовательного процесса, а также (в соответствие с новым штатным расписанием и возрастными ограничениями) массовое увольнение опытных офицеров-преподавателей, дала свой результат удивительно быстро. Курсанты традиционно занимали первые места на протяжении многих лет. Иначе и быть не могло - в строю стояли все-таки будущие офицеры. Теперь они третьи. Это не очень хороший симптом. Лидировали группы, в которых помимо контрактников были солдаты-срочники. Но ведь готовили этих спецназовцев специалисты старой закалки. А каких разведчиков смогут готовить в ближайшем будущем молодые офицеры, у которых отсутствует надлежащая профессиональная подготовка, и нет никакой воли к победе?

Что еще негативного проявилось на соревнованиях и о чем должно знать руководство Генштаба? Прежде всего, та полевая форма от господина Юдашкина, которая поступает для обмундирования всей Российской армии и разведчиков-спецназовцев, в том числе. Она отвратительна - и это слишком мягко сказано. В ней можно маршировать на параде, но в бой идти… Увы, проблематично. Ткань, которую позиционировали как мембранную, нанотехнологичную, которая дает телу дышать, одновременно защищая от дождя и холода, таковой не является. Человек, облаченный в новый пятнистый мундир с погоном на пузе, сделав первые активные движения, покрывается потом, супер-пупер ткань намокает и больше не сохнет. Так в сыром облачении воин и должен бегать по лесам, горам, пустыням, оказываясь, с учетом изменчивости погоды, то под палящим солнцем, то под дождем, то в сильной прохладе. Какой бы физически сильной и закаленной не была группа разведчиков, но отправившись в настоящий боевой выход в новой форме одежды, вся она жестоко простыла бы в первые же сутки движения.

С учетом того, что на испытаниях новой формы, в которых принимали участие и спецназовцы, ткань особых нареканий не вызывала (удобство и красоту покроя оставим за скобками), разбираться в том, почему в войска массово пошла одежда, пошитая не понятно из чего, надо Главной военной прокуратуре. Разбираться немедленно и жестко, с дальнейшим принятием мер по полному переодеванию Российской армии - за счет тех, кто "химичил" при выполнении конкретного гособоронзаказа, то есть пошива новой формы одежды. Иначе воспаление легких среди всех категорий военнослужащих ближайшей осенью-зимой в Вооруженных силах приобретет характер эпидемии.

Полевой выход на прошедших соревнованиях группы совершали в удобной форме одежды. Самыми оптимальными как были, так и остались маскхалаты советского образца, скроенные еще в период Великой отечественной. К сожалению, таких маскировочных халатов на складах остается все меньше, достать их - проблематично. У каких-то бригад есть спонсоры из числа бывших ветеранов, развивающих свой бизнес. Они дарят защитный камуфляж, пошитый на заказ из специально отобранной ткани. Группам, которые шли в такой одежде, можно было позавидовать. Украинская группа была одета в камуфлированные костюмы Британской армии. Эта военная одежда - одна из самых удобных и качественных в мире. Покупали ее украинские разведчики за свой счет. Качество той формы, в которую сейчас облачен личный состав Вооруженных сил Украины, еще хуже, чем от модного московского кутюрье - и это не секрет. Здесь у наших и украинских спецназовцев одна проблема, которую они решают, используя "внебюджетные", часто личные, финансовые резервы.

Боевая подготовка украинского спецназа намного более щадящая, чем российского. Тем не менее украинская группа на всех этапах давала ровные и очень неплохие результаты. Шла она вне общего зачета, по сумме набранных балов заняла место, близкое к тройке лидеров. Отличало украинских хлопцев то, что они никогда не унывали. Морально-психологический настрой в группе был на высоте. Братьев-славян можно поздравить. Впрочем, надо уточнить, что группа состояла из одних профессионалов - офицеров и солдат-контрактников, за плечами которых не менее пяти лет службы в спецназе.

Соревнования завершились. Победили сибиряки-дальневосточники. Руководству ГРУ и разведки Сухопутных войск, которым сейчас подчинены бригады спецназа, предстоит тщательно проанализировать показанные результаты. Хочется верить, анализ будет объективным, а выводы позволят поднять боеспособность спецназа на качественно более высокий уровень.

Символом спецназа ГРУ была летучая мышь. После передачи части функций управления и обеспечения специальной разведки командованию Сухопутных войск, возникли опасения, что спецназ деградирует до уровня "полевых мышей" превратившись в симпатичных безобидных грызунов - не более того. Этого не произошло. "Мыши" сохранили летучесть, оставшись, образно говоря, грозными врагами всякой хищной нечисти.

Для спецназа Вооруженных сил России, в том числе - морского, пока еще невыполнимых задач не существует!