Была в Печорах учебка спецназа и до полка …

Анатолий Шиян, сержант, командир группы спецназаОтмечая 40-летие полка – честь и хвала инициаторам этой замечательной идеи и тем, кто эту идею осуществил – хочется скромно напомнить, что на этом самом месте и до полка была учебка командиров групп спецназа. И появилась она несколько раньше отмечаемой ныне даты – в 1969-м году.
И вот как это начиналось…

Призванные из Вологды, Новгорода и Питера, мы прибыли в Печоры ранним утром 22 ноября 1969 года. На вокзале и в части нас встречали сержанты, ранее направленные сюда из Чучково и Промежиц.
Это были грамотные – в смысле разведки – и уже опытные командиры разных сроков службы. Из-за этого нам они казались людьми намного старшими, чем мы сами. Вот эти сержанты, в буквальном смысле слова, и были основоположниками печорской учебки, именовавшейся уже тогда в\ч 51064…

Стоит упомянуть, что представляла собой территория. Здания и сооружения были в довольно хорошем состоянии, так как до последнего времени здесь располагался, как нам говорили, десантный артполк. То-есть, всяческие тренажеры десантного характера здесь уже были. А также стояли выстроившиеся в одну линию за плацем одноэтажные деревянные корпуса – учебный корпус, корпус первой и второй рот, и один на двоих корпус радиороты и роты обслуживания. Других самых разных зданий на территории также было много. И не все из них использовались – территория для нас была великовата.
Я сказал, что здесь уже были сержанты. Стоит назвать некоторых – в порядке поступления порций памяти, без разбивки по взводам и ротам, потому что помню, к сожалению, уже не всех:  Рудаков, Молокоедов, Лямин, Назарец, Конушкин, Заборовский, Чердынцев…
С их помощью начали комплектовать две учебных разведроты, роту радио и радиоразведки, и роту обслуживания. После тестирования, – кто на что годится, - нас распределили по этим ротам. Поэтому к моменту прибытия пары сотен с лишним курсантов из других бригад спецназа в каждом взводе каждой роты уже была вологодская, новгородская и питерская основа…

А прибывали парни со всей страны – география СССР от Чирчика до Сахалина… Все ребята разные, но уже успевшие за время в пути, как и мы, сдружиться в команды. Особенно сплоченными были дальневосточники – но им и ехать в поезде пришлось более двадцати дней. Естественно, что сначала посланцы каждой бригады общались в основном между собой, а потом довольно быстро все сплотились в единую команду.
А затем началась собственно учеба… Настолько интенсивная, что даже годы спустя я рассказывал о ней так: «Гоняли, как собак, а нагружали – как лошадей…» Каждую неделю мы выполняли учебный план, висевший возле поста дневального, размером с недетскую простыню.

Тогдашние трудности уже стерлись в памяти, и служба вспоминается как что-то светлое и в высшей степени положительное. Например, дедовщины у нас не было, да и быть не могло… Думаю, что она – от праздности… А у нас свободного времени и быть не могло – за полгода нужно было выучить, освоить, осилить столько всякого, о чем мы раньше и представления не имели. Мы бегали, прыгали, подтягивались. Учились драться. Занимались в десантном городке и на «тропе разведчика». Ходили на тактическую подготовку, осваивали ориентирование и приемы выживания. Стреляли: днем и ночью, стоя, лежа, на ходу, с ПБС и без него… Учились взрывать, шифровать, передавать и принимать радиограммы. Изучали оружие и технику вероятного противника. Прыгали с Ан-2 и Ан-12, десантировались парашютным и посадочным способом с вертолета… Днем и ночью, с оружием и без. На площадку и на лес. Приземляться на воду, к счастью, бог миловал, а на деревьях висели… Но в основном десантировались на ходу с автомашины: прыгнул, кувыркнулся, откатился, быстро покинул место приземления… Чаще, конечно, уходили на учения пешком – тихо и бесшумно…

А еще наряды по части и по роте никто не отменял: дежурство, дневальство, караул, дальний караул, кухня…
Я гляжу на свою фотографию той поры и замечаю явственно видные сквозь десантную тельняшку гофрированные мышцы на животе… Сейчас их уже нету… Хотя часть армейской закалки осталась и сейчас, и для своего возраста я и выгляжу неплохо, да и способен еще на многое…
В первой роте были, конечно, к моменту нашего прибытия и офицеры: командир роты старший лейтенант Носов, командир второго взвода остроумный и язвительный лейтенант Левдиков – он погибнет потом в Афгане, и командир моего третьего взвода Александр Павлович Ващук, его ранят там же.

Первым взводом командовал старший лейтенант Клюшник. Когда его перевели куда-то, на замену прибыл из общевойскового училища лейтенант Аляев. Нам, носившим голубые береты, и уже прыгавшим, из-за своей фуражки с красным околышем он казался каким… В конце-концов его переодели и он уже не так выделялся на фоне наших командиров, окончившими спецроту Рязанского училища ВДВ. Хотя разница, конечно, была…
Хозяйством нашей роты заведовал старшина Зубченко, рукастый и довольно приличный человек. Замполитом был старший лейтенант Мазиков. Все они были нормальные, порядочные, умные и толковые люди. Конечно, каждый со своими достоинствами и недостатками, но кто из нас без порока?

Частью командовал полковник Галич, человек жесткий и уже повоевавший. Потом его сменил Патраков. Замполитом был как бы мягкий майор Серов. Техникой заведовал пришедший не из десанта, такой длиннющий, что при прыжке из Ан-2 выпускающий складывал его аж вдвое, майор Скубко. Начальник штаба – капитан Коротун, облик которого я вспоминаю, когда вижу киношного Кальтенбруннера…

Воздушно-десантной подготовкой занимался у нас капитан Берсенев. Человек он был хороший и специалист замечательный. Благодаря ему в части не было ни одного нехорошего происшествия по десантной части. Даже запасной парашют из-за какой-нибудь проблемы ни разу никто не раскрывал…

Минно-подрывной подготовке нас обучал капитан Коваленко, человек дружелюбный и веселый, но при этом назубок знавший свое опасное дело и на занятиях по его предмету придирчивый до секунды и миллиметра. Радиодело преподавал капитан Савельев, командир соседней роты радио и радиоразведки. Мы старались учиться, потому, что в итоге нам предстояло по всем этим дисциплинам сдавать экзамены. А пример у нас был: как раз перед нашим призывом небольшая группа спецназовцев обеспечила успешное развертывание большой военной операции, когда политики не смогли решить проблему. Я говорю о  Чехословакии…
Затем сдал экзамены, получил звание «сержант», три «лычки» на погоны и должность командира отделения, он же командир учебной разведгруппы. А потом аж до ноября 1971 года учил три потока парней со всего Советского Союза всему, что узнал. Хотя, конечно, и сам продолжал всему учиться: сами знаете, разведка – дело непростое и нешаблонное.

Учения у нас никогда не подгадывали под погоду – а так часто нам этого хотелось! Какая случилась, в такую и выходили в поле. Например, зима 1970-го года была аномально морозной и жутко снежной: снеговой покров – чуть ли не в метр толщиной. На одних учениях мы, десантировавшись посадочным способом с вертолета и пройдя несколько десятков километров, затем двое суток сидели в снежной яме. Поблизости была трасса, по которой могла бы пройти колонна ракетной техники.
Ранним-ранним и очень морозным утром эта техника прошла. Мы уже и не чаяли: «Неужели специально ради нас прислали?». Технику идентифицировали, передали в Центр радиограмму. В ответ указание: «Выйти в район пересечения дорог… за вами будет направлен вертолет…»
Прождав в точке встречи несколько часов – оказывается, это же место было указано еще одной группе, путь которой был намного длиннее, - с огорчением обнаружили, что этот самый «вертолет» - обыкновенный тентованный грузовик… А мороз ведь так и держался под тридцать!
Пока добрались до места общего сбора, замерзли так, что не гнулись спины-руки-ноги. В части, куда нас пустили на обогрев, дежурный наряд вынимал из кузова очередного скрюченного спецназовца и  вносил в теплый спортзал. Только полежав на матах, и отогревшись наконец-то мы почувствовали гордость: а ведь выполнили задачу! В таких условиях! Можем!..

Демобилизовался 24 ноября 1971 года. Кроме обычных дембельских примочек, на мундире были знаки «Разведчик 2-го класса», «Отличник Советской Армии», «ВСК», а главное – «Знак парашютиста», и к нему - самопально приклепанные цифирки – 25…

После армии живу и работаю в Питере. Время от времени встречаю то одного, то другого сослуживца. И у всех – только хорошие воспоминания о нашем учебном батальоне спецназа. Вот эти воспоминания – это и есть чисто-начисто отфильтрованная правда о нашей службе Родине в войсковой части 51064.

И если, вы, наши братья по службе, решили отпраздновать юбилей полка – это хорошее дело: молодцы! Но хочется, чтобы помнили: полк в Печорах начинался в 1969-м году с первой роты. А служили в ней мы: курсанты, а потом сержанты Иванов, Сергеев, Перминов, Аверин, Дубасов, Воротилов, Клепцов… Ну, и я тоже…
 
С уважением,
сержант Анатолий Шиян, командир группы спецназа
 
Печоры 1969-1971 годы

Тельняшка

Анатолий Шиян, сержант, командир группы спецназа, Печоры 1969-71гг.

Перед прыжком


Анатолий Шиян, сержант, командир группы спецназа, Печоры 1969-71гг.
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (12 оценки)